Главная Карта Персоны Писатели и Север Контакты
Литературный Север / Литературная карта / Онежский район

Николай Петрович АуровНа фотографии: Николай Петрович Ауров

(17.12.1907 – 1.12.1941)

      Николай Петрович Ауров родился в старинном поморском селе Малошуйка на берегу Онежского залива Белого моря. Сеиья Ауровых была большой, крепкой – настоящей поморской семьёй. Глава семьи, Пётр Иванович, с восьми лет плавал с отцом на паруснике. Был юнгой, матросом, боцманом, учился в мореходке, стал капитаном, перевозил грузы и этим зарабатывал. У Петра Ивановича и его супруги Августы Андреевны было девять детей – восемь сыновей и дочь. Их первенцем и был будущий писатель Николай Ауров. Как свидетельствуют архивные документы, Петр Иванович с 1917 и до 1928 гг. имел обычное по тем временам торговое крестьянское судно. На сезон он нанимал двух-трех, иногда пять работников. Кроме судна, хозяйство Ауровых располагало в первый период советской власти пашней чуть более одного гектара, сенокосной площадью около 4 га. Они имели две лошади, три коровы. Все это обернулось в 1924 году большой бедой - лишением помора избирательных прав. Еще позднее его раскулачили: все имущество было продано с молотка: дом, амбар, баня, верстак, ружье, 3 самовара, 5 венских стульев…
      Окончив школу второй ступени у себя на родине, Николай поступил в Архангельский педагогический техникум, из которого ушёл, проучившись три года (причины неизвестны). Затем юноша несколько лет учительствовал на Кольском полуострове (село Полярное Мурманского округа) и в селе Патракеевке Приморского района (Северный край), преподавал рыбное хозяйство и ихтиологию в рыбацкой школе.
      В августе 1933 года Николай Ауров становится литературным сотрудником газеты «Правда Севера». Его зарисовки и очерки регулярно замелькали на газетных полосах, чаще всего подписанные псевдонимом Ник. Альт.
      Николай Ауров начал сотрудничать с газетами и журналами, издававшимися на Севере, ещё до зачисления в штат «Правды Севера», выступая преимущественно как фельетонист. Его первые публикации в журнале «Звезда Севера» и газете «Правда Севера» датируются соответственно мартом и июлем 1933 года.
      Штатным сотрудником «Правды Севера» Н. Ауров был примерно год. В июле 1934 года его уволили из газеты. Ауров оказался жертвой чистки. Как гласит один из документов того времени, из редакции газеты сразу были уволены «троцкисты Ауров и Черняков, анархист Смуров, трепач-богемщик Беляков и пьяница Авдеев».
      Последующие три года (1934-1937) Николай Ауров, как сформулировано в листке по учёту кадров, хранящемся в следственном деле Н. П. Аурова, «занимался литературной работой, не будучи связан продолжительное время с какой-либо организацией». В эти годы молодой писатель знакомится и тесно общается со многими известными литераторами – А. Мироновым, В. Жилкиным, А. Пегоевым, С. Марковым, отбывавшим ссылку в Архангельске. В Москве, где, судя по всему, Аурову доводилось часто бывать, он встречался с И. Молчановым, Г. Алексеевым, П. Васильевым, хорошо был знаком с поэтом П. Семыниным, работавшим корреспондентом в Архангельске в начале 1930—х годов, а затем переехавшим в Москву. И этот круг его общения, и его работа над художественной прозой свидетельствуют о том, что он начинает осознавать себя как писателя.
      В 1933-1936 годах были опубликованы повести Николая Аурова «Японский кавалер» и «Под полуночным солнцем», а также несколько рассказов, среди которых выделяется рассказ «Цена песни», опубликованный в «Звезде Севера» в 1934 году. Ауров становится знаменит, его имя называется первым во всех обзорах северной литературы того времени.
      Писательские успехи Аурова были столь очевидны, что его снова пригласили в «Правду Севера». Сотрудничество и на этот раз оказалось коротким: оно длилось около трех месяцев. За этот срок Николай Ауров опубликовал несколько добротных очерков, занимавших, как правило, подвал третьей полосы. Ряд материалов он подготовил, находясь в командировке в Ненецком национальном округе. Среди них "Новая жизнь", "Поближе к солнцу", "Случай в Чешской губе" и др.
      Известность журналиста, которому не исполнилось еще и 30 лет, сыграла с ним злую шутку. В ответ на очерк "Случай в Чешской губе" редакция сразу же получила два отклика. В каждом из них речь шла не о литературных или иных достоинствах публикации, а об авторе.
      Два земляка журналиста донесли, по сути дела, об одном и том же. По-женски эмоциональным оказалось письмо одной из учительниц, онежанки, жившей далеко от родных мест. Напомнив о том, что Ауров является сыном судовладельца, эксплуатировавшего труд своих земляков, она заявляла: «Николай Ауров не перевоспитался, а временно примазался и в нужный момент пойдет против нас...».
      Примерно об этом же писал и второй онежанин, курсант партийно-советской школы...
      А тем временем в «компетентные» органы пришло еще одно письмо, направленное хорошим знакомым молодого писателя, известным в крае человеком, бывшим чекистом.
      Бдительный архангелогородец донес о том, что молодой сотрудник «Правды Севера» Ауров в узком кругу рассказал то ли быль, то ли анекдот, который он услышал в писательских кругах Москвы. И речь в этой байке шла о самом Сталине. Называя анекдот «циничной клеветой на вождя народов», информатор требовал разобраться с поведением журналиста Н. Аурова.
      Эти сообщения оказались в Северном управлении НКВД, где уже было досье на писателя. В краткой записи отмечалось, что Ауров во время учительской работы на Мурмане был знаком с местными троцкистами, читал нелегальную антипартийную литературу.
      Материалов оказалось вполне достаточно, чтобы обвинить Аурова в контрреволюционной деятельности. Так Николай Ауров одним из первых журналистов «Правды Севера» в мае 1937 года оказался в следственном изоляторе НКВД. В том же году редакцию подобным образом покинули В. Третьяков, В. Страхов и ряд других сотрудников газеты. После ареста Аурова в его комнате были обнаружены 50 вещей. Среди них пара калош, 74 копейки денег, шахматы, 40 экземпляров книг и журналов, 22 фото, демисезонное пальто, костюм, кепка, четыре галстука, шесть сорочек, двое кальсон, одно ватное одеяло...
      Расследование «преступной» деятельности журналиста прошло стремительно.
      В обвинительном заключении говорилось о том, что в управление НКВД поступили сведения о распространении литсотрудником «Правды Севера», сыном бывшего кулака-торговца Н. П. Ауровым «циничных контрреволюционных измышлений по адресу вождя партии», которые обвиняемый выдавал за «быль».
      Решение Особого совещания при наркоме внутренних дел СССР гласило: «За распространение контрреволюционного клеветнического слуха заключить Н.П. Аурова в исправительно-трудовой лагерь сроком на пять лет... Направить с первым отходящим этапом во Владивосток в распоряжение начальника перпункта Севвостлага НКВД для последующего направления на Колыму».
      Короткая жизнь журналиста и писателя оборвалась в 1941 году.
      В 1960 году Постановлением президиума Архангельского областного суда дело в отношении Николая Петровича Аурова было прекращено, предпринятая проверка позволила установить, что он «был осуждён неправильно».
      Творческий путь Николая Аурова оказался очень коротким. По сути, всё написанное и опубликованное им относится к 1932-1937 годам, то есть было создано за пять лет.
      Первые публикации Н. П. Аурова свидетельствуют о том, что он пробовал свои силы сразу в нескольких литературных и газетных жанрах: писал повести и рассказы, очерки и фельетоны.
      Как журналист, Ауров безусловно выделялся в те годы. Ник. Альт писал легко и ярко, свободно и раскованно. Особенно это характерно для его фельетонов, в которых он по-настоящему остроумен, и его злободневная сатира, надо полагать, достигала своей цели.
      Первым опубликованным литературным произведением Н. Аурова стала повесть «Японский кавалер», печатавшаяся в журнале «Звезда Севера» (1933, 1935). Отдельной книгой повесть не издавалась. Первый рецензент повести П. Артюхов, подметивший индивидуальные особенности повести, писал: «Главный успех повести в том, что автор берёт материал не только хорошо знакомый ему, но любимый и пережитой им. Это чувствуется … по тому, как ярко автор передаёт колорит северной природы, труда и быта поморов».
      Умение писать увлекательно, захватывающе – отличительная черта Николая Аурова, и она со всей своей яркостью и силой проявилась в лучшем и самом известном его произведении – повести «Под полуночным солнцем». Повесть рассказывает о приключениях трёх мальчиков (норвежца Эстена, финна Юхо, русского помора Антона) и девочки Маринки из Архангельска в полярных морях.
      Особую ценность авантюрно-приключенческой повести Николая Аурова придаёт то, что она написана на местном, по сути – этнографическом материале. «Под полуночным солнцем» открывает читателю мир Поморья как не менее загадочный, чем какие-то неведомые страны. Заполярный Север у Аурова удивительно, завораживающе красив. Некоторая «чрезмерность» приключений, опасных и рискованных ситуаций делает чтение повести захватывающе интересным. Члены экипажа «Красавицы морей», как и участвовавший в некоторых их делах саам Стёпка, помогают задержать похитителей песцов, находят склад оружия и раскрывают антисоветский заговор, обнаруживают и «закрывают» в заливе косяк сельди.
      Писателю удалось создать выразительные, запоминающиеся характеры. В то же время каждый из его героев воплощает в себе наиболее характерные национальные черты: Антон – бесстрашие, открытость, широту души русских поморов, Эстен – обстоятельность, надёжность, практичность норвежцев, Юхо – ловкость, сноровку и решительность финнов, Стёпка – доброту и прямодушие саамов.
      Повесть Николая Аурова – это ещё и настоящее пособие по северному полярному мореходству и рыболовному промыслу. Читателю рассказывается, как ставят невод, как ловят треску, охотятся на касаток, ловят рыбу тралом.
      Несмотря на то, что автор был репрессирован на следующий год после выхода повести, она успела завоевать любовь читателей. И сегодня повесть «Под полуночным солнцем», несомненно, увлечёт читателя, прежде всего – читателя-подростка. Её мощный воспитательный заряд направлен прежде всего на то, чтобы у юного читателя возникло стремление быть похожим на сильных, смелых, справедливых и добрых героев Аурова, способных выходить победителями из любых трудных ситуаций.


    Сочинения:

Полярис-завиралис : фельетон / Н.П. Ауров // Звезда Севера.- 1933.- №3.- С.74-77.
Японский кавалер : повесть / Н.П. Ауров // Звезда Севера.- 1933.- №11/12.- С.3-53; 1935.- №1.- С.3-36; №2.- С.35-45; №3.- С.3-31; №4.- С.3-29.
Чайльд Гарольд : рассказ / Н.П. Ауров // 3везда Севера.- 1934.- №2.- С.3-15.
Жизнь : повесть / Н.П. Ауров // Звезда Севера.- 1935.- №8.- С.3-28.
Под полуночным солнцем : повесть. / Н.П. Ауров.- [Архангельск]: Севкрайгиз, 1936. Полный текст
Избранное / Гос. бюджет. учреждение культуры Арханг. обл. "Арханг. обл. науч. б-ка им. Н. А. Добролюбова" ; [сост.: Л. Е. Каршина, Е. Ш. Галимова ; авт. вступ. ст.: Е. Ш. Галимова]. - Архангельск : ГБУК АОНБ им. Н. А. Добролюбова : Правда Севера, 2014. - 581, [2] с. - (Серия "Северная библиотека") Полный текст


    Литература:

Поморская энциклопедия. В 5 т. Т.1. История Архангельского Севера.- Архангельск, 2001.- С.63.
Овсянкин Е.И. Судьба писателя-онежанина Николая Аурова // Архангельск, 2000-2001 : информ.-реклам. справ.- Архангельск, 2000.- С.334-337.
Овсянкин Е.И. А узелок с вещами отнесли на склад издательства // Онега.- 1996.- 21 мая.
Овсянкин Е.И. Забытое имя писателя // Волна.- 1995.- 8 дек.-С.7.
Пономарев Б. Знаменательная веха // Литературный Архангельск / Б.Пономарев.- Архангельск, 1989.- С.68-69.
Дюжев Ю.И. Северная деревня в советской литературе : библиогр. указ. за 1917 - 1980 гг.-Архангельск, 1984.- С.25.


<<-- Шубин Г.П. | Валюсинский В.В. -->>
© Архангельская областная научная библиотека им.Н.А.Добролюбова