Главная Карта Персоны Писатели и Север Контакты
Литературный Север / Литературная карта / г.Архангельск

Аркадий Петрович Гайдар
(1904-1941)

А.П. Гайдар (настоящая фамилия – Голиков) родился 9 (22) января 1904 года в г. Льгове Курской губернии в семье учителя. Детские годы провел в Арзамасе. В 1918 году пошел добровольцем в Красную Армию. Окончил Киевские пехотные курсы. В 16 лет командовал полком. Был несколько раз ранен. Вследствие контузии ушел из армии в 1924 году.

Печататься начал в 1925 году. Рассказ «РВС» (1926) во многом определил дальнейший путь Гайдара: истинное свое призвание он нашел в детской литературе, сумев по-своему поведать детям о фронтовом товариществе и высокой романтике революционной борьбы.

Аркадий Гайдар приехал в Архангельск в ноябре 1928 года 24-летним журналистом, имея за плечами значительный опыт работы в уральских газетах. Здесь, в северном городе, ждала его жена, Лия Лазаревна Соломянская, жившая у родителей. Здесь рос его маленький сын Тимур, которому он присылал смешные телеграммы, вроде таких: «Тимур Гайдар — кругом пожар, в окно не лазь, не безобразь».

Случилось так, что жители Севера услышали сначала голос Гайдара по радио, а потом познакомились с его печатным словом. Л.Л. Соломянская, работавшая тогда редактором только что зародившегося краевого радиовещания, рассказывала, что в первые же дни после приезда Аркадий Петрович явился в маленькую студию радиоузла, внимательно ознакомился с рабкоровскими письмами и на основании этих материалов тут же сочинил колючий фельетон. «Он прочел его в тот же вечер у микрофона, и в городе родился новый адрес: Архангельск, радиоузел, Гайдару».

Живым, кипучим, неугомонным человеком запомнился Гайдар и сотрудникам редакции краевой газеты «Волна», в которой он проработал почти четырнадцать месяцев. Старейший сотрудник газеты А.Н. Семаков, бывший тогда еще совсем юным, вспоминал:

«Однажды в дверях просторной комнаты отдела информации... появился довольно-таки плотный, выше среднего роста человек в полувоенном костюме, в модных в то время крагах. Привлекали внимание не столько его фигура, сколько лицо. Круглое, что называется, русское лицо с добродушной полуулыбкой, с добрым прищуром открыто смотрящих глаз.

— Гайдар, — так коротко гость познакомился с нами. И тут же заговорил, как работается, давно ли каждый из нас в газете, как нравится это дело...

Он стал для нас, молодых газетчиков, и другом, и учителем».

Свои фельетоны и очерки Гайдар часто пишет тут же в редакции. Нервная пулеметная дробь стареньких «ундервудов», скрип перьев, треск разрываемой бумаги, горячие разговоры и споры, мелькающие в облаках табачного дыма лица товарищей — все это было для бывшего командира Красной Армии как новое поле боя. И в этой напряженной сутолоке он чувствует себя превосходно. Написанные строки Гайдар вслух читает товарищам, советуется с ними, вносит поправки. А окончив очередной фельетон, сочиняет эпиграмму и вывешивает ее «К стенке» (стенгазета в редакции, которая работала «стихийно», без редколлегии). И сразу у стенгазеты толпа сотрудников, дружный смех, хором читают шуточную эпиграмму Гайдара, посвященную заместителю редактора.

Гайдар стремился писать только на основе глубокого изучения фактов жизни. А это правило рождало страсть к поездкам, к постоянному общению с народом, желание все увидеть, почувствовать, пережить самому, во всем разобраться лично.

На случайных попутных лошадях, верхом, на оленьих нартах, а иногда и просто пешком — по бездорожью, по грязи, по воде, — много северных дорог исколесил Гайдар с неизменным журналистским блокнотом в кармане. Во время этих поездок он нередко «менял» свою профессию: вместе с лесорубами валил лес, работал на сплаве, тянул с рыбаками невод.

Когда по решению архангельской губернской партийной конференции в феврале 1929 года был объявлен ударный месячник, Гайдар едет в Емцу. Он буквально живет делами и заботами савинской артели лесорубов, целыми днями пропадает на делянках. Зато газета получает волнующие и точные информации о буднях рабочих, о многих интересных начинаниях в труде, о том, что мешало в работе и требовало немедленного вмешательства печати.

А спустя два месяца Гайдар простым рабочим нанимается в артель плотогонов и отправляется вверх по Двине на сплавные работы. Возвращается только через месяц, возбужденный, черный от загара, весь переполненный впечатлениями, с материалом для ряда очерков. И уже назавтра в кабинете редактора звучит его оживленный голос:

— А вы знаете, что такое залом, когда река кипит, гудит забитыми бревнами, и как в этом кипении затора нужно найти то единственное бревно, которое, воткнувшись в дно, затормозило сплав. Это трудно, это рискованно, нужно обладать знаниями, опытом, смелостью. И у нас есть такие люди, у нас есть замечательные самоотверженные люди.

Несколько дней работы в редакции и снова — поездки, поездки. В далекие деревни Черевковского района, в тоемские таежные села, в первые рыболовецкие колхозы в устье Северной Двины, на берега Беломорья...

1929 год. Кипит деревня. В острой борьбе с кулаками возникают коллективные артели. А Гайдару все надо узнать, все увидеть... Так рождаются великолепные очерки «Новый путь», «Рыбаки», «Шумит Мудьюга», — настоящие художественные произведения, интересные психологические портреты, впечатляющие картины обновления деревни.

Трудно было застать Аркадия Петровича дома и во время пребывания в городе. Гайдара касалось все: и организация литературных кружков на заводах, и неделя санитарной чистки города, и проведение ночного рейда по борьбе с пьянством и бродяжничеством. В октябре 1929 года во время воскресника по сплотке обсохшего на берегах леса до позднего вечера трудится Гайдар вместе с товарищами на лесозаводе № 2, работая по пояс в ледяной воде.

Живя в Архангельске, Гайдар опубликовал на страницах краевой газеты около 60 очерков, статей и фельетонов. Но архангельский период жизни Гайдара знаменателен еще тем, что здесь он много и напряженно работал над своей полуавтобиографической повестью «Школа» (1930). Отдельные ее главы Гайдар читал на литературных собраниях в Доме книги (старое здание областной библиотеки им. Н.А. Добролюбова) и в литературном клубе "Волны". Отрывок из новой повести впервые был опубликован в приложении к газете «Волна» — «Литературный Север» (1929. 6 января). На Севере была окончательно завершена первая часть произведения.

Гайдар уехал из Архангельска в феврале 1930 года. Но картины северной жизни, северные впечатления долго еще волновали писателя. Здесь осталось у него немало друзей. И эти люди, близко знавшие Аркадия Петровича, бережно хранили воспоминания о нем. В их сердцах «всадник, смотрящий далеко вперед» (так переводится слово «гайдар» с татарского языка) — был вечно молод.

В повести «Дальние страны» (1932) гул большого строительства вторгается на тихую захолустную станцию, где мальчишки мечтают о «дальних странах». В повести «Военная тайна» (1935) рассказывается о высоких идеях революционного интернационализма. Гайдар умел говорить с детьми и о трудных сторонах жизни: рассказ «Голубая чашка» (1936), повесть «Судьба барабанщика» (1939). Подлинную славу приобрела его повесть «Тимур и его команда» (1940). Увлекательная пионерская затея Гайдара породила по всей стране массовое движение «тимуровцев».

В первые дни Великой Отечественной войны 1941-45 гг. Аркадий Гайдар был послан на фронт спецкором «Комсомольской правды». Осенью 1941-го, попав в окружение, оказался в тылу врага, стал пулеметчиком партизанского отряда. Пал смертью героя 26 октября 1941 года в селе Лепляево Черкасской области. Похоронен в Каневе, где ему установлен памятник.

По основным произведениям Гайдара созданы кинофильмы. Его книги переведены во многих странах мира. А.П. Гайдар награжден двумя орденами, а также медалями.

В центральной части Архангельска сохранилось несколько зданий, связанных с жизнью и творческим путем писателя. Это здание редакции газеты "Волна" (Троицкий пр-т, 30), городского радиоузла (ул. Попова, 2) и три дома, в которых он жил в 1928 - 1930 гг.

Опубликованные в печати свидетельства людей, близко знавших Гайдара в годы его жизни на Севере, позволяют выделить среди названных памятников дом №24 на улице К.Либкнехта. Здесь Гайдар жил с женой и сыном с августа 1929 г. по февраль 1930 г. Семья Гайдара занимала две смежные комнаты в квартире с общей коммунальной кухней на первом этаже дома.

В Архангельске имя Гайдара носит улица, Архангельская областная детская библиотека и городской штаб школьников.

     Соч.:

Собр. соч. : в 4 т.— М., 1971-1973;
Рыбаки //Правда Севера.— 1929.— 30 нояб.;
Шумит Мудьюга //Правда Севера.— 1930.— 8 февр.;
История о неуловимом билете : рассказы, очерки, фельетоны.— М., 1965.
Гайдар А. П. сборник : [фельетоны, рассказы, очерки, статьи, опубликованные в газетах "Волна" ("Правда Севера") и "Комсомолец" за период работы в них писателя, с 1928 по 1930 гг.] / А. Гайдар ; [сост.: Дурнев В. Н., Якушина А. В.] ; Арханг. гор. штаб школьников им. А. П. Гайдара.— Архангельск, 2008.— 111 с.

     Лит.:

Коковин Е. Встречи с Гайдаром : очерк / Е. Коковин //Север : лит.-худож. альманах.— 1952.— №13.— С.115-121;
Галимов Ш.З. Аркадий Гайдар в Архангельске / Ш.З. Галимов.— Архангельск, 1962;
Камов Б. Аркадий Гайдар : биография / Б. Камов.— Л., 1963;
Бурлов А. Гайдар на Севере / А. Бурлов.— Архангельск, 1973;

Фролов А.И. Дом, в котором в 1929 - 1930 гг. жил и работал писатель, А.П. Гайдар / А.И. Фролов // Материалы свода памятников истории и культуры РСФСР : Архангельская область.— М., 1982.— С.72-74. 
Пономарев Б. Литературный Архангельск.— Архангельск, 1989.— С.56-61;
Куратов А.А. Гайдар Аркадий Петрович / А.А. Куратов // Поморская энциклопедия : в 5 т.— Архангельск, 2001.— Т.1.— С.115;
Маслов Л. «Этого читателя я люблю...» : 22 января детскому писателю Аркадию Гайдару исполнилось 98 лет / Л. Маслов // Архангельск.— 2002.— 23 янв.;
Гудкова В. «Память» вернется / В. Гудкова // Аргументы и факты в Архангельске.— 2004.— № 3.


<<-- Бражнин И. | Галимов Ш.З. -->>
© Архангельская областная научная библиотека им.Н.А.Добролюбова