Главная Карта Персоны Писатели и Север Контакты
Литературный Север / Литературная карта / г.Архангельск

Александр Грин
(11(23).8.1880 – 8.7.1932)

«Я понял одну нехитрую истину.
Она в том, чтобы делать
так называемые чудеса
своими руками…»

Александр Степанович Гриневский - такова подлинная фамилия замечательного писателя-романтика, которого мы знаем по литературному псевдониму - А. Грин.

Александр Грин проработал в русской литературе четверть века. Он оставил после себя романы, повести, несколько сотен рассказов, стихи, басни, юморески.

Писатель-романтик всем своим творчеством утверждал высокие нравственные идеалы, непреходящие духовные ценности - порядочность, благородство, уважение к личности человека, его право на свое видение и понимание мира. Грин горячо верил в безграничные возможности человека, его духа и воли. Лучшие герои Грина - воплощение его нравственного идеала, мечты о человеке прекрасном, о подлинных человеческих чувствах и отношениях. Духовная, эмоциональная и интеллектуальная жизнь человека - в центре его внимания.

Детство и отрочество Грина прошли в Вятской губернии (ныне Кировская область). Несмотря на многодетность, семья, по свидетельствам гриновской родни не бедствовала, а к первенцу своему Александру родители относились с особой заботливостью. В 1889 г. Грин поступил в подготовительный класс Александровского реального училища Вятки, откуда через 2 года исключили за стишки, высмеивающие преподавателей. Отец с трудом устроил сына в городское 4-классное училище, не отличающееся завидной репутацией, - и на этом официальное образование Грина закончилось. Когда мальчику исполнилось 14 лет, умерла мать. Отношения с мачехой не сложились. Учебой он не увлекался, к семье привязан не был, писал подражательные стихи о беспросветном одиночестве и рассылал их в столичные журналы, откуда ответа не получал. "Глухая", "провинциальная" Вятка угнетала Грина. Начитавшись приключенческой литературы, он мечтал о подвигах и путешествиях и 16-летним юношей покинул родной дом, чтобы поступить в Одесские мореходные классы. Прием туда, однако, уже был закончен, и с тех пор на протяжении четверти века биография Грина представляла череду непрерывных скитаний по России в поисках куска хлеба и возможностей профессионального самоопределения. Был грузчиком, актером, дровосеком, матросом на барже, землекопом, работал на золотых приисках, на доменном заводе. В 1901 г. Грин по призыву пошел в солдаты, но сбежал из армии, не выдержав жестокой муштры и унижений. Тяжелый солдатский опыт лег в основу первых его рассказов - "Заслуга рядового Пантелеева", "Слон и Моська" (1906), "История одного убийства" (1910).

В армии Грин сошелся с эсерами, которые помогали ему организовать побег, а затем умело использовали его как связного и агитатора. Он перешел на нелегальное положение, втянулся в политику, разъезжал по России, попал в Севастополе в тюрьму за агитацию среди низших чинов Черноморского флота и просидел в одиночке почти 2 года. Весной приговорен военно-политическим судом к ссылке в Сибирь на 10 лет. Царская амнистия его освободила, но он не прервал связь с эсерами, жил на нелегальном положении с фальшивым паспортом. В январе 1906 г. в Петербурге Грин был арестован и отправлен по приговору в дальний уезд Тобольской губернии в ссылку на 4 года, но по пути бежал. В Вятке раздобыл чужой паспорт и вернулся в Петербург. За 4 года жизни в Петербурге ему удалось успешно укорениться в литературе и литературной среде. В 1908 г. увидел свет первый сборник его рассказов "Шапка невидимка", а в 1910 - сборник "Рассказы".

Тесно связано имя Грина с Севером. Более полутора лет (ноябрь 1910 - май 1912 г.г.) А.С. Грин провел в архангельской ссылке. Этот период сам писатель назвал одной из интереснейших страниц своей жизни. Здесь им были написаны рассказы, с которых начался большой русский писатель А. Грин. К сожалению, свое намерение рассказать об этом периоде подробней он не успел осуществить.

Материалы "Дела канцелярии Архангельского губернатора о стоящем под гласным надзором полиции потомственном дворянине Александре Степановиче Гриневском, высланном за принадлежность к социал-революционной партии", дают представление о некоторых фактах биографии А.Грина и причинах его ссылки на север. Вся информация о пребывании А.Грина в северной ссылке хранится в Государственном архиве Архангельской области.

Из рапорта архангельского полицмейстера можно узнать, что А.С. Гриневский 3 ноября 1910* г. доставлен этапным порядком в Архангельск и помещен в пересыльную тюрьму.

В тюрьме Грин пишет прошение архангельскому губернатору, в котором просит оставить его "для отбытия надзора в городе Архангельске, в виду крайней болезненности моей, усилившейся теперь полной слабости", а также слабого здоровья жены, которая "добровольно пребывает вместе со мной…" Резолюция губернатора от 6 ноября: "Отклонить".

8 ноября 1910 г. А. Грин отправлен на жительство в деревню Великий Двор близ уездного города Пинеги. Вместе с ним поехала туда и его жена Вера Павловна Абрамова-Гриневская, дочь респектабельного петербургского чиновника. Перед тем, как Грин был отправлен в Архангельск, они обвенчались в тюремной церкви.

Спустя 40 с лишним лет старожилы Пинеги вспоминали: "Александр Степанович был высоким, худым молодым человеком с желтоватым цветом лица. Вера Павловна - красивая молодая женщина, всегда подтянутая и молчаливая". В Пинеге была библиотека, и Грин много читал. Много занимался литературным трудом, почти не общался с товарищами по ссылке. Правда, когда Вера Павловна, вернувшись из очередной поездки в Петербург, привезла граммофон с пластинками, у них дома стали появляться многочисленные гости. Пришлось даже дать объявление, что Гриневские принимают только в определенные часы (вечером в пятницу).

Наступила весна, и Грин стал часто с раннего утра уходить в лес или на озеро. "Однажды, - вспоминает Вера Павловна, - мы сделали с местным охотником чудесную прогулку в страну, которую пинежане называли "Карасеро" ("Карась-озеро" - "карасье озеро"). Начиналось Карасеро километрах в 25-30 от Пинеги. Сеть этих причудливых озер, островков, покрытых вековым лесом, заросших камышами, изобилие населяющих их птиц Александр Степанович описал в повести "Таинственный лес" (1913 г.)". Когда читаешь отрывок из повести, может показаться, что это "чистая" фантазия художника. Но не только Вера Павловна, а и сам Грин свидетельствует: "В настоящем произведении изображена природа Пинежского уезда Архангельской губернии…" (из чернового наброска авторского предисловия к отрывку из повести "Таинственный лес", который Грин намеревался опубликовать в 1930 г. под названием "Охотник и петушок").

Жизнь в Великом Дворе была тяжелой, но не столько из-за климата и материальных затруднений, сколько из-за строгого режима. Грину не позволяли даже кратковременные отлучки из Пинежья. Постоянно находиться под надзором было тяжело и унизительно. В просьбах, адресованных архангельскому губернатору, он писал о необходимости лечения болезни сердца (порок сердца), просил перевести его в Архангельск, где бы он мог находиться под наблюдением врачей, но ему отказывали. С подобной просьбой жена писателя несколько раз съездила в Архангельск для встречи с губернатором М. В. Сосниным. Женщина образованная и воспитанная, она своим умелым обращением сумела вызвать сочувствие к ссыльному литератору. В то же время от пинежского исправника в адрес губернатора поступали доброжелательные отзывы о поведении поднадзорного писателя.

Летом 1911 г. Грину разрешили, наконец, переехать на Кегостров, который тогда был одним из мест поселения политических ссыльных в Архангельске. Он выехал к новому месту назначения на пароходе. Эта поездка дала ему материал для рассказа "Сто верст по реке".

Поселились Гриневские у зажиточных хозяев, владельцев рыбокоптильни, и заняли три меблированных комнаты на втором этаже. Жизнь на Кегострове тоже нельзя назвать легкой. Если летом Гриневские могли выехать в город, то осенняя распутица держала их на острове и плохо действовала на писателя. Недаром он называл Кегостров "тошным островом". Этот период его ссылки дал материал для рассказа "Ксения Турпанова". В отличие от большинства сочинений А. Грина в нем нет ни вымышленных стран, ни экзотических имен, ни авантюрного сюжета. Рассказ автобиографичен, передает настроения, которые испытывал писатель, живя на Кегострове.

Последние два месяца ссылки с марта 1912 г. супруги Гриневские проживали в Архангельске, - сначала в Троицкой гостинице, а потом в доме Ануфриева на Олонецкой улице (ныне улица Гайдара). Ксения Гемп (краевед, ученый-биолог) вспоминала, что любимыми местами прогулок А. Грина были березовая аллея Гагаринского сада, Горушка - сад у драмтеатра и участок Набережной между нынешними улицами К. Либкнехта и Воскресенской. Здесь стояла деревянная беседка с затейливой крышей на 4-х столбцах, украшенная резьбой - подлинным кружевом. В беседке было две скамьи: одна - на восточной стороне, вторая - на западной. Александр Грин садился на западную скамью, и перед ним открывался вид на Двину, на Кегостров, на Воскресенский причал, на солнечный закат, на шхуны и паруса. Возможно, именно эти шхуны и окрашенные закатным солнцем паруса подсказали ему "Алые паруса".

На Севере Грин встретился с замечательными людьми, которые в условиях унизительного полицейского надзора и жестких ограничений смогли найти применение своим силам, знаниям, способностям.

Соседом Гриневских в Великом Дворе был Нестор Алексеевич Кулик, исключенный из Казанского университета за участие в революционной деятельности, впоследствии - известный ученый, один из организаторов изучения природных ресурсов Севера. В Пинеге Грин познакомился с Георгием Михайловичем Шкапиным, рабочим Путиловского завода в Петербурге, одним из первых рабочих поэтов и журналистов. И Шкапин, и Кулик были участниками экспедиции Журавского по изучению Печерского края. На Кегострове Грин познакомился с Иваном Ивановичем Корелем, в будущем - известным ученым-библиографом. Дружеские связи с семьей Корелей продолжались многие годы после ссылки. Самым же близким другом Грина в ссылке стал Рудольф Лазаревич Самойлович, впоследствии ученый с мировым именем, крупнейший исследователь Арктики. Встречи с такими людьми, каждый из которых был по-своему замечательной личностью, не могли не оставить следа в чуткой и впечатлительной душе Грина.

18 мая 1912 года архангельский полицмейстер отрапортовал губернатору: "Довожу Вашему превосходительству, что гласнонадзорный А. Гриневский 15 мая сего года освобожден от надзора и выбыл на Родину".

Покинув Север, А. Грин увез с собой впечатления на всю жизнь. Краски северных пейзажей встречаются во многих его поздних произведениях, хотя и подаются автором как необычные и экзотические.

Значение архангельской ссылки в эволюции мировоззрения и творчества писателя неоднократно отмечалось в литературе о Грине. "Пожалуй, в рассказах той поры впервые появляются черты писателя Грина, которого мы знаем и любим, - Грина-мечтателя, страстно верившего в прекрасное будущее, которое ждет человека", - заметил К.Г. Паустовский. Е.И. Прохоров в книге о Грине писал: "В архангельской ссылке Грин понял, что… эгоцентризм, сведение общественных связей до минимума - тупик для развития человека. Он понял, что настоящая свобода - это свобода от себялюбия, что нужно идти не от людей, а к людям, что высшая цель человека - жить для других". Помимо рассказа "Сто верст по реке", А. Грин написал в ссылке повесть "Жизнь Гнора" и рассказ "Капитан Дюк".

С 1912 г. Грин живет в Петербурге, много и неустанно работает, становится известным писателем. В 1913 г. увидело свет его первое собрание сочинений в 3-х томах

В 1924 г. Грин решительно меняет привычные формы своей жизни и литературного быта. Он навсегда расстается со столичной суетой и переезжает в Крым. В период "крымского отшельничества", за исключением чуть раньше написанных "Алых парусов" (1921), Грин создает все наиболее значительные свои произведения: романы "Блистающий мир" (1924), "Золотая цепь" (1925), "Бегущая по волнам" (1928), "Джесси и Маргиана" (1929), "Дорога никуда" (1930); хрестоматийный рассказ "Возвращение" (1924); цикл петербургских рассказов ("Крысолов", 1924; "Фанданго", 1927).

По существу, гриновская "феерия" и все его романы представляют развернутые образы-символы, образы-концепции: "чуда", творимого собственными руками, - в "Алых парусах"; полета человеческого духа - в "Блистающем мире"; "приключений" творческого сознания - в "Бегущей по волнам"; вымысла как подлинного богатства персонажей и "вымышленности" богатства материального - в "Золотой цепи"; эстетического смысла категорий добра и зла - в "Джесси и Маргиане"…

Художественное несовпадение произведений Грина с общей направленностью советской литературы не могло остаться безнаказанным. Скончался писатель от тяжкой болезни, почти всеми покинутый, не дождавшись от Литературного фонда СССР писательской пенсии. Далее почти 20 лет забвения и критики.

Вернулся Грин к читателю в 1956 г. в пору послесталинских реабилитаций. Его произведения стали выходить миллионными тиражами, переводились на многие иностранные языки. О Грине написаны монографии, диссертации и воспоминания, сложены песни, его именем названы улицы (в том числе улица в Архангельске на Кегострове), горная вершина и открытая астрономами звезда.

* Все даты приводятся так, как они даны в документах, т.е. по старому стилю.

     Соч.:

Собр. соч.: в 6 т.- М.: Правда, 1965;
Избранные произведения : в 2 т.- Симферополь: Таврия, 1976;
Новеллы.- М.: Моск. рабочий, 1984.

     Лит.:

Коничев К.И. Документы рассказывают: А. Грин в Пинеге и Кегострове /К.И. Коничев // Правда Севера.- 1964.- 6 сент.;
Ковский В.Е. Романтический мир А. Грина /В.Е. Ковский.- М.: Наука, 1969;
Сандлер В. Архангельская одиссея А. Грина /В. Сандлер // Север.- 1969.- №8.- С.97;
Прохоров Е.И. А. Грин /Е.И. Прохоров.- М.: Просвещение, 1970;
Михайлова Л.А. Грин: жизнь, личность, творчество /Л. Михайлова.- М.: Худ. лит., 1980;
Гемп К. Беседка, которую любил А. Грин /К. Гемп //Правда Севера.- 1980.- 23 авг.;
Скепнер Л.С. Гласноподнадзорный А. Гриневский /Л.С. Скепнер //Литературный Север.- Архангельск: Изд-во ПМПУ им. М.В. Ломоносова, 1995.- С.386-392;
Киреев Р. Главное событие моей жизни /Р. Киреев // Наука и религия.- 2001.- №11.- C.40;
Варламов А.Н. Александр Грин.- М.: Молодая гвардия, 2005.- (ЖЗЛ). "Лики Севера": опыт работы по литературному краеведению Перевозниковой И. В., ведущего библиотекаря Городской детской библиотеки им. Е.С. Коковина - филиала №1 МУК "ЦБС" /Муницип. учреждение культуры "Централизован. библ. система"; сост. И. В. Перевозникова.- Архангельск : [б. и.], 2006.- С.41-48.

     Фотографии:

Беседка Грина. Архангельск. Набережная Северной Двины. 1900-е годы.

Гриневские - Александр Степанович и Вера Павловна (вторая справа) - в архангельской ссылке. Деревня Великий Двор близ города Пинега. Лето 1911 г.


<<-- Герман Ю.П. | Евтушенко Е.А. -->>
© Архангельская областная научная библиотека им.Н.А.Добролюбова