Главная Карта Персоны Писатели и Север Контакты

Литература Архангельского Севера
(обзор)

      Литература Архангельского Севера – неотъемлемая часть великой русской словесности, вычленить из которой литературу нашего края как нечто автономное можно лишь очень условно. Если вспомнить всех писателей, рождением или судьбой связанных с Архангельским Севером, то мы увидим, что исчезают, размываются региональные границы. И краткий обзор, который мы предлагаем вашему вниманию, позволяет убедиться в этом.
      Академик Дмитрий Лихачев писал о том, что Север «сыграл выдающуюся роль в русской культуре. Он спас нам от забвения русские былины, русские старинные обычаи, русскую деревянную архитектуру, русскую музыкальную культуру, русские трудовые традиции – крестьянские, ремесленные, мореходные. Отсюда вышли замечательные русские землепроходцы, полярники и беспримерные по стойкости воины».
      Наш край называют богатейшей сокровищницей фольклора. Не случайно в серии «Былины» издающегося сейчас академического «Свода русского фольклора» из 25-ти томов 20 – былины Русского Севера. Но нельзя забывать о том, что эти былины, как и сказки, песни, баллады, обрядовый фольклор были принесены на Север выходцами из новгородских, ростово-суздальских, московских земель. То есть изначально важнейшим источником зарождавшейся на Севере литературы было устное поэтическое творчество всего русского народа. И современные писатели-северяне осознают, что литература нашего края имеет очень прочные исторические и культурные корни.
      Федор Абрамов писал: «Народно-поэтическое творчество Севера всегда жило в дружбе с книжной культурой. Крестьяне Севера… сплошь и рядом были владельцами личных библиотек, и не случайно, что факел учености на Руси зажег крестьянский сын из-под Холмогор Михайло Ломоносов Пройдут немногие десятилетия, и русская литература по своему идейному и нравственному накалу станет самой мужиковствующей в мире. В лучшем смысле этого слова. И это несмотря на дворянское и разночинное происхождение ее мастеров. Отныне народное словотворчество Севера, особенно после того как в конце девятнадцатого – начале двадцатого века русская общественность познакомится со знаменитыми былинами, записанными в Карелии и на Архангелогородчине, станет постоянно питать и обогащать русскую и советскую литературу. Назову хотя бы двух таких писателей, как Михаил Пришвин и Леонид Леонов, жизненные орбиты которых не раз пересекались с Севером. А Борис Шергин, Алексей Чапыгин, Степан Писахов…»
      Как и по всей России, в Архангельском крае литература возникла на основе двух полноводных источников: устного народного творчества, сокровищницей которого Русский Север стал издревле, и древнерусской книжности, развивавшейся в многочисленных северных монастырях. Имя первого и главного писателя-северянина – народ, его гению принадлежат былины, духовные стихи, песни, сказки, а также одно из главных богатств нашего края – язык.
      Народное творчество по природе своей коллективно и анонимно, и только в конце 19 – начале 20 века, благодаря усилиям собирателей, становятся известны имена отдельных выдающихся исполнителей – Маремьяны Немчиновой, Марии Кривополеновой, Аграфены и Марфы Крюковых. Пинежанка Мария Дмитриевна Кривополенова стала прототипом героини последнего произведения ее земляка Федора Абрамова «Чистая книга», а уроженец Мезени Владимир Личутин пишет о ней так:
      «Как морошина, каталась по поморской земле Марья Кривополенова. Забравшись на чужую печь и отогревая закоченевшие мосолики, она напевала крестьянской семье при свете лучины: «Поезжай-ка ты в раздольице чисто поле, езди ты по матушке по Святой Руси, тогда, добрый молодец, прославишься и будешь сильный богатырь свя-то-русский…». Марии Дмитриевне Кривополеновой посвятили свои очерки Борис Шергин и Александр Зуев, она стала прототипом главной героини последнего произведения Федора Абрамова «Чистая книга».
      Самым замечательным и самым известным русским писателем 17 века Дмитрий Сергеевич Лихачев назвал протопопа Аввакума, главного идеолога старообрядчества, свыше шестидесяти произведений которого, не считая знаменитого «Жития», было написано в Пустозерской ссылке, в том самом «земляном гробу», в котором он провел последние 15 лет своей жизни.
      «Миленькие мои!. Аз сижу под спудом-тем засыпан. Нет на мне ни нитки, токмо крест с гойтаном, да в руках четки, тем от бесов боронюся».
      «Ох, светы мои, всё мимо идет, токмо душа вещь непременна».

      Значение личности и творчества пламенного идеолога старообрядчества было глубоко личностно воспринято и оценено многими писателями ХХ века. «Гремел мой прадед Аввакум», - скажет Николай Клюев. А Федор Абрамов, рассказав о паломничестве в Пустозерск героини своего рассказа «Из колена Авакумова», позже и сам побывает там.
      В 1711 году в деревне Мишанинской близ Холмогор родился один из величайших людей России – Михаил Васильевич Ломоносов. Карамзин писал: «Рожденный под хладным небом северной России, с пламенным воображением, сын бедного рыбака сделался отцом российского красноречия и вдохновенного стихотворства. Ломоносов был первым образователем нашего языка, первым открыл в нем изящность, силу и гармонию».
      Хотя всегдашними снегами
      Покрыта северна страна,
      Где мёрзлыми борей крылами
      Твои взвевает знамена;
      Но Бог меж льдистыми горами
      Велик своими чудесами.
      В 19 веке происходит открытие Русского Севера писателями-путешественниками, этнографами, фольклористами, искусствоведами.
      Пётр Иванович Челищев, приятель А.Н. Радищева, в 1791 году предпринял путешествие по Архангельскому Северу (Соловки, Онега, Архангельск, Холмогоры). На родине Ломоносова в Куростровской волости он поставил деревянный памятник великому учёному и поэту, а литературным памятником, запечатлевшим восприятие Челищевым нашего края, стала книга «Путешествие по Северу России» (1886). Н.А.Чижов (1803 – 1848), будущий декабрист, в 1821 г. в экспедиции под командованием Ф.П.Литке плавал к Новой Земле. В 1823 г. в журнале «Сын Отечества» он поместил подробное описание природы архипелага.
      В середине 19 столетия путешествие по Архангельскому краю совершает писатель-этнограф Сергей Васильевич Максимов (1831 – 1901), и результатом этой поездки становится не потерявшая своего значения и в наше время книга «Год на Севере», изданная впервые в 1859 году и получившая золотую медаль Русского географического общества.
      О подвиге помора Матвея Герасимова во время нападения англичан на его судно рассказывает в повести «Мореход Никитин», написанной в 1834 году, писатель-романтик Александр Бестужев (Марлинский).
      Своей поэтической родиной назвал Север Михаил Михайлович Пришвин, побывавший в наших краях в 1906, 1907, 1933 и 1935 годах. Северный текст Пришвина – вошедшие в золотой фонд русской литературы книги «В краю непуганых птиц. Очерки Выговского края» (1907), «За волшебным колобком» (1908), «Берендеева чаща» (1935-37), «Корабельная чаща» (1954) (о Пинежье), «Осударева дорога» (1957). Поморье, по словам Пришвина, это «такое место, где человеческое дело соединяется с делом природы в неразрывное целое».
      «Высокий берег с северными соснами. На песок к берегу с угора сбежала поморская деревушка. Повыше – деревянная церковь, и перед избами много высоких восьмиконечных крестов. На одном кресте я замечаю большую белую птицу. Повыше этого дома, на самой вершине угора, девушки водят хоровод, поют песни, сверкают золотистыми, блестящими одеждами. Совсем как на картинках, где изображают яркими красками древнюю Русь, какою никто никогда не видел и не верит, что она такая. Как в сказках, которые я записываю здесь со слов народа.
      - Праздник, - говорит Иванушка, - девки на угор вышли, песни поют».

      Мысль о поездке в северные края возникла у писателя в самом начале его творческой деятельности. Летом 1906 года М. Пришвин, как он сам потом рассказывал, «бросил служебную карьеру и пешком, без гроша в кармане, с одним дешевеньким ружьем ушел на север, чтобы записывать народные сказы и речь». Несколько месяцев провел он тогда в Выговском крае (Карелия). Тридцать восемь народных сказок, записанных писателем во время его первого путешествия на Север, вошли в сборник Н. Е. Ончукова «Северные сказки». На основе впечатлений этого путешествия была создана книга очерков «В краю непуганых птиц (Очерки Выговского края)» (1907), которую писатель считал своей первой литературной работой. За это сочинение М. Пришвин был награжден серебряной медалью Русского географического общества.
      По поручению географического общества в 1907 году М. Пришвин вновь устремляется на Север. «Все оставив позади себя, я вновь отправился … в край непуганых птиц записывать сказки», - вспоминал он. – В половине мая 1907 года я по Сухоне и Северной Двине отправился в Архангельск. Отсюда и начались мои скитания по Северу. Частью пешком, частью на лодке, частью на пароходе обошел я и объехал берег Белого моря до Кандалакши». Потом Пришвин пересек Кольский полуостров, побывал на Соловецких островах, на Западном Мурмане и в начале июля морем возвратился в Архангельск. « В Архангельске, - писал он, - я познакомился с одним моряком, который увлек меня своими рассказами, и я отправился с ним на рыбацком судне по Северному Ледовитому океану. Недели две мы блуждали с ним на рыбацком судне где-то за Каниным Носом и приехали на Мурман. Здесь я поселился в одном рыбацком становище и занимался ловлей рыбы в океане. Наконец, отсюда на пароходе, я уехал в Норвегию и вокруг Скандинавского полуострова поплыл домой».
      Михаил Михайлович побывал в ряде северных монастырей, в том числе и Соловецком, куда плыл вместе с богомольцами восемьдесят верст в открытой лодке. Это путешествие вдохновило писателя на создание книги «За волшебным колобком». В ней Пришвин восхищенно рисовал северную природу. «Нигде не бывает такой красоты в природе, как на Севере», - говорил он. Писателя покорили и сильные, мужественные, чистые душой труженики-поморы, образы которых он создал в своих северных очерках.
      Первые произведения Пришвина « В краю непуганых птиц (1907), «За волшебным колобком» (1908), У стен града невидимого (Светлое озеро) (1909) родились из духовной потребности художника вернуться к самому себе, к истокам народной души, к той «глубине природы», из которой он вышел. В революционные и первые послереволюционные годы Михаил Пришвин заново пережил переворот «от революции к себе», к «личному творчеству жизни», к искусству, оказавшемуся для него антитезой самоубийству и разрушительной стихии революции. В основе произведений Пришвина 20-30-х гг. – идея всеобщего творчества жизни, «согласования творчества человеческого сознания с творчеством бытия». Первые произведения писателя о Севере произвели большое впечатление на его современников: А. Блока, В. Розанова, А. Ремизова, Д. Мережковского.
      В 30-е годы проблема «своего пути» в жизни и искусстве превратилась для Пришвина в трагический вопрос о «выходе» в ситуации « мучительства жизни», когда человек просто обязан перед самим собой отстоять в себе «внутреннего человека». Свой «выход» Пришвин назвал «борьбой со злом на путях добра».
      В 1933 году писатель снова отправился на Север – туда, где побывал 27 лет назад, - в Выговский край. Там строили Беломорско-Балтийский канал по следам намеченной еще Петром I дороги из Белого моря в Балтийское. На основе впечатлений этой поездки был создан роман-сказка «Осударева дорога», над которым Пришвин работал много лет.
      В мае-июне 1935 года М. М. Пришвин совершил еще одно путешествие по Северу вместе с сыном Петром Михайловичем. Пинежское путешествие М. Пришвина в поисках «Берендеевой чащи» длилось 19 дней. Писатель говорил, что «ему до смерти захотелось подышать тем воздухом народной жизни, где не было жестокости крепостного права и где в дебрях тайги, наверное, и до сих пор сохранились сказания о былых героических временах простого русского народа». Перечитав много книг о лесе, Пришвин мечтал увидеть чистый, не знавший топора лес, мысленно называя его «Берендеевой чащей».
      В возрасте 62-х лет М. Пришвину пришлось ехать поездом от Москвы до Вологды и плыть на пароходах по Вологде, Сухоне и Северной Двине до Верхней Тоймы. Пока путешественники плыли на пароходах, писатель фотографировал природу, людей, постройки. Во время путешествия по Сухоне, один из спутников рассказал ему об удивительной чаще, где растет сосна, которой более трехсот лет, что еще больше вдохновило Пришвина на поиски «корабельной чащи».
      Путь от Верхней Тоймы до верхнепинежских селений Керги и Согры Пришвин преодолел на лошади. Оттуда отправился вниз по Пинеге на весельной лодке до устья Илеши, а затем - на лодке-осиновке по Илеше вверх до ее притока Коды, и по Коде в ее верховье. И уже отсюда, пешком по дремучему лесу с проводниками Александром Губиным и Осипом Романовым писатель пошел искать «Берендееву чащу» - не тронутый топором лес, и его поиски увенчались успехом. Вернувшись в Усть-Илешу, Пришвин спустился по Пинеге до Карпогор. Здесь он отдохнул два дня и на пароходе отправился в Архангельск.
      Благодаря этой поездке на свет появились книга очерков «Берендеева чаща» («Северный лес») и повесть-сказка «Корабельная чаща», над которой М. Пришвин работал в последние годы жизни и закончил роман в декабре 1953 года, за месяц до кончины. «Лес там – сосна за триста лет, дерево к дереву, там стяга не вырубишь! И такие ровные деревья, и такие чистые! Одно дерево срубить нельзя, прислонится к другому, а не упадет», - писал М. Пришвин о сказочном лесе.
      Многие названия глав в «Северном лесе» соответствуют наименованию пинежских географических пунктов: «Усть-Илеша», «Лавела», «Явзора» и др. Поход в девственную чащу писатель изобразил в главах «Северного леса» - «Кода», «Путик», Сендуха», «Живые помощи». Черты характера проводника Пришвина Александра Губина воплотились в образе героя повести-сказки «Корабельная чаща» Мануйлы. Спустя годы Александр Губин, вспоминая о Пришвине, рассказал следующее: «Дотошный был старик – все деревиной любовался, годичные кольца подсчитывал. Лупу приставит – все видко! Я молодой был порато, слушался его. А охотник?! Сейчас уж таких нет!»
      Реликтовая сосновая роща, к которой стремился писатель, стоит на берегу речки Порбыш (приток Мезени), на границе Архангельской области и Коми Республики. Корабельный лес, площадью примерно 500 на 200 метров расположен от пограничной просеки в сторону Коми. Это сосновый бор с елью. В годы войны «Берендеева чаща» «поставляла» фронту «конду» и другие ценные породы дерева, которые шли в авиацию и на флот.
      В начале ХХ века начался творческий путь уроженца Каргопольского уезда Архангельской губернии Алексея Павловича Чапыгина – автора романов «Белый скит» (1913), «Степан Разин» (26-27), «Гулящие люди» (1938). О нем и о его младших современниках, уроженцах Архангельска Степане Писахове и Борисе Шергине, Федор Абрамов скажет позднее так: «Три литературных кряжа, три русских классика, взращенных Архангелогородчиной, Поморьем, похожих друг на друга, как родные братья, в то же время таких разных, таких непохожих».
      «Буйным северным сиянием взыграл в нашей литературе Степан Писахов. По безудержности и буйству фантазии и выдумки, по невероятному сплаву были и небыли, по слову, задорному, хлесткому, радужно-цветастому и всегда с крепким наваром северной говори, наконец, по особенностям характера главного героя сказки Писахова не с чем сравнить в нашей литературе, да только ли в нашей!» - так характеризовал творчество писателя-сказочника Федор Абрамов.
      Борис Викторович Шергин – уникальное явление русской литературы 20 века, сделавший главной целью своего творчества увековечение богатейшей традиции культуры Поморья. «Сказывать и писать о Русском Севере, о его древней культуре я считаю своей миссией», - говорил он. «Север мой! Родина моя светлая. Песенные реки. Во свете лица Христова радовалась там душа живущих. Родина моя. В храмах родимого архангелова града везде были древние иконы, чудные лики, таинственно прекрасные, пренебесные. И вот приходит старость и болезни… Чаще и чаще мысль сердечная и око умное радетельно летит туда, на милую родину. Всё вижу: будто Двина развеличилась и Град Архангельский. В тридцати храмах, что стоят от верхнего конца города к морю, белые, во всех храмах ударяют к вечерне».
      «Храни сердцем и мыслию места-те святые Святой Руси. И не сомневайся, что они есть на своем месте».

      Алексей Павлович Чапыгин (1870 – 1937) родился в крестьянской семье в деревне Большой Угол Каргопольского уезда Олонецкой губернии (ныне – Плесецкий район Архангельской области). В тринадцатилетнем возрасте начал работать учеником на столярной фабрике в Петербурге. Первой публикацией будущего писателя стал очерк «Зрячие» (1904). В 1911 – 1912 гг. Чапыгин ездил на родину, впечатления от жизни в северной деревне отразились в первом крупном произведении писателя – повести «Белый скит» (1913). По своей направленности эта повесть стоит в одном ряду с такими произведениями, как «Деревня» И.А. Бунина, «Тайга» Б.В. Шишкова.
      В конце 19 – начале 20 века с архангельским краем оказывается связанной судьба многих российских писателей. Александр Серафимович (Попов) во время ссылки в Мезень и Пинегу в конце 1880-х гг. (он был сослан на Север в 1987 г. по делу Александра Ульянова за составление прокламаций после покушения на царя) создал свои первые рассказы «На льдине», «В тундре» (в последующих публикациях – «Снежная пустыня»), «На плотах». Впоследствии Серафимович вспоминал, что природа Севера произвела на него неизгладимое впечатление. В его рассказах северного цикла говорится о величавой красоте Беломорья, когда «тихо дремлет над спокойным морем полярная ночь, затканная тонким искристым морозным туманом», и прелесть северной «царицы-реки, разбитой зеленеющими островами на множество рукавов и, точно дорогим ожерельем, унизанной деревнями и селами». Отмечал писатель и то, что его воображение поразили «выносливые, не знающие устали и страха северные богатыри». В позднем автобиографическом рассказе «Гуси» он так писал о поморах: «А какой породистый народ у океана! В плечах косая сажень, грудь – хоть кувалдой бей, и в океан ходят в открытом беспалубном баркасе. А это штука на охотника: ведь как заревет старик, как закосматится, как разыграется ледяной водой – свету не взвидишь. Ничего – ходят. Норвежцы, англичане приходят сюда бить зверя на отлично оборудованных пароходах, а помор – на открытом баркасе, и мачты не видать среди вздыбившихся океанских волн. Могучая порода». Как подчеркивает Ш.З.Галимов, «Серафимович не только начал писать на Севере. На Севере он, действительно, родился как писатель, прошел очень важный для каждого художника путь к себе. И в этом исключительность северного периода жизни Серафимовича».
      В 1910 – 1912 гг. в архангельской ссылке (в Пинеге, затем на Кегострове и в Архангельске) жил Александр Грин, высланный на Север «за принадлежность к социал-революционной партии», и эти полтора года писатель считал одной из интереснейших страниц своей жизни. Красота и сказочность северной природы заворожили писателя, и впоследствии пинежский пейзаж воссоздается им в повести «Таинственный лес». В ссылке и вскоре после нее Грин создает рассказы «Зимняя сказка», «Глухая тропа», «Ксения Турпанова», «Сто верст по реке», повесть «Жизнь Гнора».
      В 1915 г. побывал в Кеми, на Соловках и в Сороке Евгений Замятин, и эта поездка отразилась в цикле его северных рассказов («Кряжи», «Ёла», «Африка», повесть «Север»), а в 1917 г. В Архангельске выступал Сергей Есенин, совершавший поездку на Соловецкие острова. В годы революции и Гражданской войны побывали в Архангельске и Михаил Зощенко, и Леонид Леонов, отец которого, известный под псевдонимом Максим Горемыка, создатель кружка «писателей из народа», с 1910 года отбывавший ссылку в Архангельске, был издателем архангельской газеты «Северное утро». В этой газете в 1915 году было напечатано первое стихотворение Леонида Леонова, а в 1918 -19 годах – его первые рассказы. Здесь, в Архангельске, знакомится юный Леонид Леонов с Борисом Шергиным и Степаном Писаховым, открывшим ему мир исконной былинной Руси. В 1918 году он писал о том, что только на Севере «можно уверовать в ту Русь, где еще звенят ломкие хрустальные звоны Китежа, а сосны рассказывают спокойно, медленно, не торопясь, про давно исчезнувшего, занесенного пылью и снегом веков Муромца».
      В 1924 г. побывал в Архангельске Борис Пильняк, прочитавший на литературном вечере 18 августа отрывки из своего первого романа «Голый год». Из Архангельска писатель отправился в плавание по Белому морю и Северному Ледовитому океану на научно-исследовательском судне «Персей». Впечатления от Архангельского Севера и морского путешествия нашли отражение в повести Пильняка «Заволочье» (1925). Характеристики Архангельска, Северной Двины, языка и быта поморов, ненецкой тундры в произведении Пильняка точны и выразительны. Сам писатель так отзывался о своей книге: «Кончил я вчера повесть… «Заволочье» - об Арктике, Шпицбергене, Новой Земле, Лондоне и о человеке, о Человеке, о прекрасном человеческом знании, о воле знать и о гениальной человеческой воле и праве любить. Революцию заменили человеческие и арктические страсти».
      В ноябре 1928 года начался архангельский период жизни и творчества Аркадия Гайдара, проработавшего корреспондентом губернской газеты «Волна» до начала 1930 года. В Архангельске Гайдар завершил работу над первой частью повести «Школа», главы из которой он читал на творческих вечерах в Доме книги.
      Появлению писательской организации в Архангельске предшествовала созданная в двадцатые годы литературно-издательская студия. В мае 1920 года поэт Федор Чумбаров-Лучинский начинает выпускать «Красное Поморье» – первый архангельский литературно-художественный журнал.
      В 20-годы пишет очерки, рассказы, стихи талантливый литератор, перенесший нечеловеческие страдания Мудьюга, Павел Петрович Рассказов, автор «Записок заключенного» и ряда пьес.
      В эти же годы в Архангельске начинается творческая деятельность уроженца Шенкурского уезда Александра Никаноровича Зуева (1896 – 1965). Осенью 1918 года Александр Зуев был арестован английской разведкой за «пропаганду большевизма» и заключён сначала в Архангельскую губернскую тюрьму, а затем отправлен на остров Мудьюг, который стал первым на Севере концлагерем для военнопленных, а по существу – каторжной тюрьмой, находившейся в полном распоряжении союзной контрразведки. «Интервенты завезли к нам последнюю “новинку” с Запада, – с горькой иронией писал спустя годы Зуев, – концентрационные лагеря для военнопленных. Это были тюрьмы с военно-каторжным, голодным режимом, вполне удобные для внесудебной расправы». Как отмечает историк В.И.Голдин, «белогвардейская администрация установила жестокий режим содержания заключённых: минимум пищи, максимум работы, полная антисанитария, холод. Выбор наказаний за нарушение тюремного режима был невелик: смертная казнь или заключение во французской плавучей тюрьме; вскоре в лагере был устроен ледниковый карцер, в котором погибли или стали инвалидами многие узники».
      Впоследствии о том, что ему довелось пережить на Мудьюге, Зуев рассказал в повести (или, точнее, цикле очерков) «Остров смерти», позднее переиздававшейся под названием «Свист крыльев». Наиболее значительным произведением молодого писателя стала повесть «Тайбола» (опубликованная сначала под названием «Тлен» в альманахе «Перевал» в 1927 году, а в последующих изданиях датированная 1924-м годом). Эта повесть, несомненно, – одно из лучших произведений Зуева. «Тайбола», как и абсолютное большинство произведений, написанных в России в двадцатые годы, посвящена революции, точнее – революционным преобразованиям. Писатель показывает, как революционная волна докатывается до самых отдалённых уголков России, разрушая сложившийся веками и казавшийся незыблемым уклад.
      Если прочитать повесть, ничего не зная о её авторе, то скорее можно предположить, что он скорбит, а не торжествует, видя крушение традиционных основ народной жизни. Повесть воспринимается так потому, что написана не с классовых или партийных, а с подлинно народных позиций. Никакой классовой ненависти сам автор не испытывает, им движет не ненависть, а любовь – любовь ко всему русскому народу, к России. Патриархальный мир северной деревни выписан Зуевым так красочно и показан таким изобильным, здоровым и ладным, что кажется сбывшейся мечтой о крестьянском земном рае – Беловодье. Юрий Дюжев осмыслил авторскую позицию в «Тайболе» так: «…не сводить всю историю духовной и общественной жизни России к противоборству “чистых” и “нечистых”, “своих” и “чужих”, не упираться в религиозную или партийную идею, а прочувствовать историческую миссию русского народа, находя радость в любви к отечеству». Несомненно, Зуев надеялся на то, что революционные преобразования совершались во имя и во благо «униженных и оскорблённых», что революция призвана была нести людям радость и мир, а не страдания и гибель.
      В конце 20-х гг. с литературной студии Пролеткульта начинается творческая деятельность Ильи Бражнина (1898 – 1982), автора многих повестей, романов, пьес. Большой успех писателю принесла дилогия, в которую вошли романы «Мое поколение» (1936) и «Друзья встречаются» (1940), рассказывающие о жизни молодежи в предреволюционном Архангельске (сам Бражнин окончил в 1918 г. Архангельское реальное училище), о ее пути в революцию, о Гражданской войне на Севере в 1918 - 1920 гг. В поздней книге Бражнина «Недавние были» (Архангельск, 1972) содержатся воспоминания о Г.Я.Седове, И.К.Вылке, С.Г.Писахове, рассказы о жизни архангелогородцев.
      В 1920 – начале 1930-х гг. в Архангельске жил и Евгений Андреевич Гагарин, уроженец Шенкурского уезда, произведения которого начали публиковаться лишь в эмиграции в конце 1930-х – 1940-е гг. Его творческое наследие только в последние десятилетия нашло дорогу к читателю в России. Точных документальных сведений о его жизни сохранилось мало. В некоторых публикациях о Гагарине (в частности, известного литературного критика Владимира Бондаренко) говорится о его княжеском происхождении. Однако северодвинский краевед Вольдемар Попов, занимаясь родословными жителей своей родной шенкурской деревни Тулгас, нашел запись в метрической книге о том, что будущий писатель родился в крестьянской семье. Судя по всему, отец его был человеком довольно зажиточным, он имел свою торговлю и смог оплатить учебу сына в лучшем среднем учебном заведении губернии – Архангельской мужской гимназии, которая в 1920 году была преобразована в школу 2-й ступени. Затем Гагарин год проучился на историко-филологическом факультете Петроградского университета, но вынужден был, после смерти отца, прервать учебу и вернуться на родину. Позднее Евгений Гагарин работал в Архангельске экономистом по лесному хозяйству. Остается неизвестным, был ли он знаком с кем-нибудь из Архангельских писателей, интересовался ли литературной жизнью края, ощущал ли свое литературное призвание. Пока эти вопросы остаются без ответа. Евгений Гагарин много ездил по губернии. В этих поездках он встречался с ссыльными – раскулаченными крестьянами, разжалованными офицерами, лишенными прав дворянами. В своей первой книге «Великий обман», вышедшей в 1936 году в Германии на немецком языке (впервые фрагменты из книги на русском языке опубликованы в архангельском литературно-художественном журнале «Двина» в 2009 году.), он рассказывает о судьбах тысяч крестьян, раскулаченных и высланных на Север из южных губерний России. В 1933 году Евгений Гагарин эмигрировал в Германию. Как пишут его биографы, разрешение на выезд было им получено благодаря связям и средствам семьи его жены – Веры Сергеевны Арсеньевой. Он жил в Берлине и Кенигсберге, позднее – в Зальцбурге и Мюнхене, но ездил и в другие европейские страны. За границей Евгении Андреевич также стремился получить гуманитарное образование – учился в Бельгии на философском факультете, занимаясь главным образом историей искусств. Затем он окончил лесную академию в Эберсвальде (недалеко от Берлина) и начал работать в Международной организации по изучению лесов. В годы Второй мировой войны он оставался в Германии. Что он чувствовал тогда, мы можем понять, прочитав повесть «Возвращение корнета», впервые опубликованную в России в 1991 году в журнале «Слово» (№ 8). Гагарин
      В 30-е годы в литературу приходят ненецкие писатели Антон Пырерко и Николай Вылко. Первопроходцем ненецкой темы по праву называют Пэлю Пунуха (Тимофея Петровича Синицына), уроженца Шенкурского района, педагога по образованию, автора многих повестей о жизни ненецкого народа (Борька в тундре», «Новоземельские будни», 1930 г., «Не по шаману», «Из-под пяты веков» и др.). Около 10 лет он жил на Крайнем Севере и стал первым учителем ненецких школ-интернатов на Новой Земле и в Пёше (1925 – 1928), работал в школах Большеземельской тундры. Георгий Суфтин и Иван Меньшиков создали в Нарьян-Маре литературное объединение.
      В Архангельске в тридцатых годах известными прозаиками были Николай Котов, писавший рассказы о Красной армии, и Николай Ауров, уроженец д. Малошуйка Онежского района, автор замечательной книги «Под полуночным солнцем» (1936), повести «Японский кавалер» и многих рассказов. Он был арестован в 1937 году и умер на Колыме (1941).
      Заметной фигурой в Архангельской писательской организации был Александр Евгеньевич Миронов. Ему не было и девятнадцати, когда он приехал в Архангельск и устроился матросом на маленькую шхуну. С осени 1930 г. он уже трудился на пароходах дальнего плавания, матросом 1-го класса участвовал в легендарной челюскинской эпопее, одновременно являясь спецкором «Правды Севера» на «Челюскине». 17 лет прожил Александр Миронов в Архангельске, но и после переезда в Минск основной темой его творчества оставалось море. С 1932 года жил в Архангельске Борис Михайлович Зубакин – поэт, художник, скульптор, археолог. Он был арестован в 1929 году и заключен в Новодвинскую крепость под Архангельском, а затем находился (до 1932 г.) в ссылке в Холмогорах. В этот тяжелый для него период Зубакин создал цикл северных стихотворений, поэму о «трёх столицах» - Москве, Петербурге и Архангельске, написал научное исследование «»Новое и забытое о Ломоносове» (1932), работы о Пушкине, о старообрядчестве. С согласия вдовы Валерия Брюсова закончил его роман «Юпитер поверженный». В 1937 г. он был вновь арестован по обвинению в руководстве московской «ложей розенкрейцеров» и расстрелян.
      Впечатления от поездки на Север Ильи Эренбурга в 1934 г. легли в основу его романа «Не переводя дыхания». А в мемуарной книге «Люди, годы, жизнь» известный писатель так рассказывает о своих впечатлениях от Архангельска: «Я впервые увидел Русский Север, он меня сразу покорил нежностью и суровостью, древним искусством и молодостью рослых молчаливых людей».
      В 1934 году в Архангельске вышел первый сборник стихотворений «Песни Северу» Александра Яшина (Александра Яковлевича Попова, 1913 – 1968), родившегося в дер. Блудово Северо-Двинской губернии (сейчас – территория Вологодской области). Впервые приехал он в Архангельск восемнадцатилетним юношей в 1931 г., а с 1933 года он участвует в подготовке к созданию краевой писательской организации. В 1934 г. в Архангельске вышел первый сборник стихотворений Яшина «Песнь Северу». Второй сборник, опубликованный уже в Москве (1938), поэт назвал «Северянка».
      Своему младшему современнику и другу Федору Абрамову Александр Яшин посвятил одно из самых известных своих стихотворений – «Запасаемся светом»:
      В край добра и чудес
      С прежним рвусь интересом.
      Я из тех самых мест,
      Где семь вёрст до небес
      И всё лесом
      Да лесом.
      Где в затонах озёр
      Лебединые крепи,
      Тундры снежный простор –
      Вроде южные степи;
      Где ветров ералаш
      Да сумёты по пояс
      И, как пригород наш,
      За Архангельском – полюс.
      ….
      Рукавицы в мороз
      Прикипают к ладоням.
      С храпом тянут свой воз
      И олени и кони.
      Слава наша хрупка,
      Вечны только мерзлоты…
      Но моим землякам
      Любы эти широты.
      Ночи долги невмочь,
      Но зато мы уж летом
      На всю долгую ночь
      Запасаемся светом.
     
     
      Что же касается непосредственно Архангельской областной писательской организации, то она была образована в 1935 году на съезде писателей Северного края. У истоков её стояли пролетарские писатели Петр Калашников, Владимир Жилкин, а также Иван Молчанов, участник двух войн, орденоносец, автор более пятидесяти поэтических сборников. Его стихотворение о молодом трактористе стало известной песней (композитор Владимир Захаров), которую исполнял хор имени Пятницкого:
      По дорожке неровной,
      По тракту ли, –
      Всё равно нам с тобой по пути…
      Прокати нас, Петруша, на тракторе,
      До околицы нас прокати!
      Прокати нас до речки, до реченьки,
      Где шумят серебром тополя,
      Запевайте-ка, девушки, песенник
      Про коммуну, про наши поля…
      В годы Великой Отечественной войны многие архангельские писатели ушли на фронт. Но литературная жизнь продолжалась. Издавались сборники «Мы защищаем Север», «На Карельском фронте», «Фронт и тыл». В 1943 году вышел очередной номер альманаха «Север». Из Ленинграда в Архангельск были эвакуированы Владимир Беляев, Юрий Герман, Александр Чуркин, Александр Чирков.
      Живший до войны в Молотовске (Северодвинске) Валентин Пикуль (1928 – 1990) учился в 1942 – 1943 гг. в школе юнг на Соловецких островах, а с 1943 до конца войны служил на эсминце Северного флота «Грозный». Отроческие впечатления о войне писатель отразил в романе «Океанский патруль» и повести «Мальчики с бантиками».
      В 41-м году на лесовозе «Спартак» вернулся в Архангельск из длительной командировки на Северный флот писатель, корреспондент газеты «Красная звезда» Константин Симонов. В Архангельске он закончил одно из лучших своих стихотворений «Ты помнишь, Алёша, дороги Смоленщины…», написал поэму «Сын артиллериста», буквально, как он вспоминал, за сутки, в один присест.
      Судьбой и сердцем оказался связан с Архангелогородчиной и выдающий русский поэт Николай Тряпкин, родившийся в 1918 году на Тверской земле. Не призванный на фронт по состоянию здоровья, он в первые годы войны оказался в эвакуации в сольвычегодской деревне недалеко от Котласа. Приезжал он и в Архангельск. О том, что произошло с ним на Русском Севере, поэт писал в автобиографии: «Коренной русский быт, коренное русское слово, коренные русские люди… У меня впервые открылись глаза на Россию и на русскую поэзию, ибо увидел я все это каким-то особым, «нутряным» зрением. А где-то там, совсем рядом, прекрасная Вычегда сливается с прекрасной Двиной… И повсюду – великие леса, осененные великими легендами. <…> И я впервые начал писать стихи, которые самого меня завораживали. Ничего подобного со мною никогда не случалось. Я как будто заново родился, или кто-то окатил меня волшебной влагой». Характерно, что, рассказывая о чуде своего преображения, поэт прибегает к сказочным образам.
      А за стеной скулила вьюга
      И прямо в дверь ломился снег.
      И стала ты, моя Устюга,
      Моим пристанищем навек.
     
      И в смутном свете повечерий
      Я закрываюсь в тайный скит,
      И несказанный дым поверий
      В моих преданиях сквозит.
     
      * * *
      Хорошо, когда забродит холод,
      Поскучать у печки при огне.
      Вот сижу. А был когда-то молод
      И гулял по Северной Двине.
     
      Север, север! С моря шла моряна,
      А к морям – хвоя, хвоя, хвоя.
      Может, вплоть до острова Буяна
      Плавала посудина моя.
     
      «Северный текст» Тряпкина – это около двадцати стихотворений, которые создавались с 1940-х по 1990-е годы (поэт скончался в 1999 году). В последнем из них, датированном 1995 годом, он с интонацией итогового слова говорит о сокровенном характере своей связи с Севером, пространство которого становится внутренним пространством его души:
      Удивительный поэтический, волшебный образ Севера возникает во многих стихотворениях Николая Тряпкина.
      Днем и ночью, снова днем и ночью
      Подступают к сердцу те слова…
      Да по всей Двине, по Заволочью
      Раскидались песен острова.
     
      И не нам менять сии скрижали –
      По-иному, значит, не смогли…
      Мы кошель на Вычегде связали,
      А слова с Онеги принесли.
     
      Принесли вот так – по вольной воле…
      Да святятся снова те края!
      И пускай на песельном приколе
      Запоёт вся Ладога моя.
     
      Да взревёт над Свирью бор сосновый!
      И тогда, не ведая преград,
      Пусть пройдёт над нами стоветровый
      Огневой всемирный листопад.
     
      И возьму я посох свой дорожный,
      И пойду весною в те концы.
      И пускай с красою непреложной
      Подступают к сердцу городцы.
     
      Изопью воды у тех оконниц,
      Чтобы в горле булькал соловей…
      Снится Устюг, ласковый Олонец
      И соцветья рубленых церквей.
     
      И на крыльях славы и печали
      Проплывут над нами журавли…
      Мы кошель на Вычегде связали,
      А слова с Онеги принесли.
      На фронтах Великой Отечественной войны погибли Иван Меньшиков, Стефан Недзвецкий, Николай Котов. Умер от голодного истощения поэт Петр Иванович Калашников. Но те, кто вернулся в родной город духовно возмужавшими в боях за Родину, набирали новые силы. В периодических изданиях всё чаще появляются произведения Владимира Мусикова, Евгения Коковина, Евгения Богданова, Ивана Полуянова, Виктора Киселёва, Шамиля Галимова.
      После войны организацию возглавил вернувшийся с фронта Константин Иванович Коничев. Самобытный писатель и умелый организатор, он много сил отдал возрождению в Архангельске едва ли не единственной тогда на Севере писательской организации. Коничев редактировал литературно-художественный альманах «Север», а в его книгах отразились многие страницы истории Севера и его современность («Деревенская повесть», 1949, «К северу от Вологды», 1954, «Пётр Первый на Севере», 1973).
      В начале 50-ых его сменяет Евгений Степанович Коковин (1913 – 1977), автор получившей широкую известность повести «Детство в Соломбале» (1947), выдержавшей более 30 изданий. Его перу принадлежат также повести для детей и юношества «Вожак санитарной упряжки», 1945, «Счастливого плавания!», 1951, «Экипаж боцмана Рябова», 1974. Интерес к истории Севера отразился в популярной книге Коковина «Улицы Архангельска рассказывают» (1973). Общий тираж книг Коковина превысил 2,6 млн. экземпляров. И в наше время имя Коковина известно всем школьникам Архангельска. Его именем названа одна из городских детских библиотек.
      С середины 50-ых до начала 60-ых организацию возглавлял Георгий Иванович Суфтин (1906 – 1965), отдавший журналистике и писательскому труду сорок лет жизни. Для него, уроженца Вятской губернии, Север стал второй родиной. Суфтин - автор нескольких книг стихов и прозы («Заполярные встречи», «След голубого песца», «Макорин жених» и др.), редактор альманаха «Литературный Архангельск», в 1951 – 1956 гг. – редактор областной газеты «Правда Севера». Именем Суфтина названа одна из улиц нашего города.
      В 1950 году в серии «Жизнь замечательных людей» выходит книга «Михаил Васильевич Ломоносов. 1711-1765». Автор этого фундаментального труда, до сих пор остающегося лучшей работой о нашем великом земляке, – ленинградский писатель Александр Антонович Морозов, написавший книгу в Архангельске во время эвакуации.
      3 января 2006 года Россия отметила семидесятилетие со дня рождения своего великого певца, чистейшего лирика Николая Михайловича Рубцова. На его родине, в селе Емецк, создан музей, а недавно был установлен бюст - памятник поэту.
      В Архангельск Николай Рубцов приезжает в 1951 году, чтобы стать моряком тралового флота. А осенью 1964 года он вновь приехал сюда, на сей раз для того, чтобы заключить договор на издание своего первого сборника стихотворений. Этот сборник – «Лирика» - вышел в Архангельске в 1965 году.
      Чудный месяц горит над рекою,
      Над местами отроческих лет,
      И на родине, полной покоя,
      Широко разгорается свет…
      Этот месяц горит не случайно
      На дремотной своей высоте,
      Есть какая-то жгучая тайна
      В этой русской ночной красоте!
      Словно слышится пение хора,
      Словно скачут на тройках гонцы,
      И в глуши задремавшего бора
      Всё звенят и звенят бубенцы…
      В 1956 году первый раз приехал на Север – в Архангельск и на побережье Белого моря – Юрий Павлович Казаков, в ту пору – студент Литературного института.
      «Что сказать мне о городе, который полюбил я до того, что даже завидую писателям, которые там родились.
      Нет! Не ездите вы на Север, не губите себя! Всю жизнь тогда не будет он давать вам покоя, всю жизнь будет то слабо, то звонко манить к себе, всю жизнь будет видеться вам просторный город – преддверие неисчислимых дорог. Эх! Маху дал наш Петр Великий – не на Неве ему строить было свой парадиз, на Двине!

      В Архангельске вышли первые книги Юрия Казакова – «Тедди» (1957) и «Манька» (1958), а главной книгой писателя о Беломорье, объединившей произведения, написанные под впечатлением поездок на Север в 1960-70-х годах, стал «Северный дневник».
      «Ночью, когда на море разыгрывается шторм, ревет внизу совсем близко прибой и рев этот отдается по всей избе, так что вздрагивают потолки и стены, Марфа молится, стоя на коленях в углу. Молится она не за себя – за тех, кто на рыбных промыслах в Баренце.
      - Пошли, Господи, им поветерь, - шепчет она и кланяется, стукаясь лбом о пол. – Не погуби, Господи, сохрани их, Николушка!
      Странно мне слушать это – будто бабка моя молится, будто мать свою я слышу сквозь сон, будто все мои предки, мужики, пахари, всю жизнь, с детства и до смерти пахавшие, косившие, положенные, забытые по погостам, родившие когда-то и хлеб и другую, новую жизнь, будто это они молятся – не за себя, за мир, за Русь»
.
      «В жизни каждого человека есть момент, когда он всерьез начинает быть. У меня это случилось на берегу Белого моря».
      В 1960 году ушел из жизни сорокашестилетний поэт-фронтовик Владимир Мусиков. Встретивший войну в пограничных войсках, он познал горечь отступления и радость побед, и тема солдатского подвига стала заглавной в его творчестве. В стихотворении «Верность» он говорит:
      Уйдя в запас, мы лишь погоны сняли,
      Но верность знамени всегда храня,
      Мы быть солдатами не перестали,
      Мы и в труде – на линии огня.
      Мы честь свою нигде не опозорим,
      Ведь труд, как песня, по душе бойца,
      Как честные рабочие мозоли
      Сродни солдатским шрамам и рубцам.
      Многие из архангельских писателей считали себя его учениками этого чистого и честного поэта.
      В шестидесятые годы выходят первые книги Олега Думанского, Иосифа Леонидова, Федора Ширшова. В конце пятидесятых были приняты в Союз Николай Жернаков, Евгений Богданов, Иван Полуянов, Михаил Скороходов. Писатели-фронтовики Евгений Богданов и Николай Жернаков возглавляли писательскую организацию в первой половине шестидесятых. Оба писателя оставили заметный след в северной литературе.
      Евгений Федорович Богданов (1923 – 1999), уроженец с. Ошевенское Каргопольского района – автор более 20 книг, в том числе исторических романов и повестей («Ожерелье Иомалы» - о походах викингов к берегам Беломорья, «Вьюга», «Поморы», «Лодейный кормщик» - о подвиге помора Ивана Рябова, «Черный соболь» - о походе в начале 17 века поморской артели за собольими мехами в «златокипящую» Мангазею, «Чайный клипер», «Отцовская слава», «Провинциальный роман»). Умер писатель-фронтовик в 1999 году в день и час, которые помнят все русские люди, – 22 июня в 4 часа утра.
      Творчество Николая Кузьмича Жернакова (1914 – 1988), уроженца Холмогор, автора более 30 книг прозы – заметное явление отечественной словесности. Имя писателя и его трилогия «Краснотал» упоминаются в вузовских учебниках, романы нашего земляка называются в числе наиболее значительных эпических произведений 1950 – 1980-х годов.
      Вся жизнь Николая Жернакова, вся его биография – это многотрудный подвиг. Его трудовая страда началась еще в детские и отроческие годы, в родных Холмогорах. Потом была война. Офицер Советской армии Жернаков воевал под Москвой, Калинином, Ржевом, выходил из окружения, был четырежды ранен. В январе 1943 года в сражении под Харьковом был в упор прошит автоматной очередью, чудом остался жив…
      Повести, рассказы и романы Николая Жернакова посвящены жизни северного крестьянства, холмогорской деревни – от начала ХХ века до послевоенных лет. Его повести «Поморские ветры», «Пасынок», «Белая ночь в окне» были опубликованы в журнале «Юность» и получили всесоюзную известность. В центре главного произведения Жернакова - эпопеи «Краснотал» - женская судьба, женская драма, неразрывная с драмой истории. Прекрасны и его фронтовые повести, объединенные в сборник «Фронтовая страда» (М.: Современник, 1987).
      «Такие писатели, как Николай Жернаков, - отмечал Ш.З. Галимов, - гранитное основание нашей литературы».
      А сам Шамиль Загирович, педагог и ученый, начинал свою литературную работу со стихов и прозы. Но настоящим призванием его стала литературная критика, которой он отдавал много сил и времени. В памяти людей, знавших Шамиля Галимова, он остался скромным, совестливым человеком, очень чутко отзывавшимся на появление молодых талантов, в своих работах доброжелательно и объективно ведущий разговор о творчестве современных писателей. «Совестью писательской организации» называли его товарищи по писательскому цеху.
      На Беломорском Севере начинается творческая биография Валентина Кочетова, который больше десяти лет плавал штурманом и капитаном на судах Северного морского пароходства. Здесь в Архангельске выходят его основные поэтические книги.
      Михаил Скороходов после Литинститута и работы на Диксоне переводится корреспондентом ТАСС в Архангельск. Он много ездит по Северу, много пишет. В 50-60-е годы в Архангельске выходят два его поэтических сборника и несколько книг прозы.
      Не по своей воле оказался весной 1964 года в коношской деревне Норинской будущий Нобелевский лауреат Иосиф Бродский. Однако эти полтора года, проведенных в ссылке, он вспоминал с благодарностью:
      «Когда в шесть утра идешь по полю на работу, и встает солнце, начинаешь понимать, что в то же самое время половина жителей страны делает то же самое. И это дает прекрасное ощущение связи с народом. За это я безумно благодарен – скорее судьбе, чем милиции и службе безопасности. Для меня это был огромный опыт, который в какой-то мере спас меня от судьбы городского парня».
      В северной деревушке Бродский постиг и то, как прекрасна душа крестьянина и как трудна его жизнь:
      «За интеллигентом стоит другой интеллигент, даже за страдающим интеллигентом стоит другой интеллигент. За страдающим крестьянином не стоит никто, никакая «Эмнисти Интернешнл», никакие литературные круги ни на Западе, ни на Востоке… И потому интеллигенту не пристало говорит о трагичности своего положения».
      Уроженец с. Верхние Матигоры Холмогорского района Николай Павлович Леонтьев – фольклорист, поэт, прозаик, с молодых лет увлёкся изучением северного фольклора, по его словам, он «бредил наяву» легендами, сказками, скоморошинами. Поэтому неудивительно, что и книги Николая Леонтьева наполнены, как отмечал он сам, «краснословьем, той северной говорей, которая свободно и естественно звучит в беломорских и печорских селах и по сей день». Им изданы сборники «Печорский фольклор» и «Печорские былины и песни», поэма «Матвей Перегуда», а совместно со сказительницей Маремьяной Голубковой – документальная повесть «Мать Печора» (1953).
      Александр Алексеевич Михайлов (1922 – 2002) родился в деревне Куя Ненецкого автономного округа. Вернувшись с фронта, он вел культурно-просветительскую работу в родных местах, а после окончания Архангельского пединститута, работа в книжном издательстве. С конца пятидесятых Александр Алексеевич жил в Москве, но связи с Севером не прерывал до последних дней жизни. Замечательный литературовед и критик, он оставался верным другом и учителем архангельских писателей, постоянно ощущавших его действенную помощь и поддержку. Поморскому государственному университету он подарил обширную библиотеку, сюда же, по завещанию, была передана и часть его архива.
      Деревня Сёмжа на берегу Мезенской губы – родина большого русского писателя Виталия Семеновича Маслова, зачинателя празднования Дней славянской письменности и культуры в России. Живший в Мурманске, большую часть жизни он провел в море, плавал радистом на атомном ледоколе Ленин. Но вновь и вновь возвращался он в родную Семжу, здесь он писал, здесь создал Дом памяти, здесь, на родовом кладбище и похоронен под пятиметровым деревянным крестом. Уроженец Мезени Александр Антипин пишет: «И, видно, стоять ему теперь на сёмженском жальнике долго-долго, до тех пор, пока жива наша память об этом замечательном человеке, патриоте, певце мезенской земли».
      Федор Александрович Абрамов (1920 – 1983), названный Сергеем Залыгиным «нашим летописцем, создателем бессмертной книги о России», пришел в русскую литературу с берегов таежной Пинеги, давшей миру святых праведников Артемия Веркольского и Иоанна Кронштадтского. Фёдор Абрамов по праву считается одним из крупнейших русских писателей второй половины ХХ века. Без его рассказов, повестей «Безотцовщина», «Деревянные кони», «Пелагея», «Алька», романов, составивших тетралогию «Братья и сёстры», публицистики невозможно представить литературный процесс эпохи. Крестьянский сын, он навсегда сохранил убеждённость в том, что крестьянство – соль нации, её основа. Как говорил писатель в одном из интервью, его «всегда волновала глобальная проблема – человек и время, их взаимовлияние и взаимообусловленность». В его творчестве получила правдивое отражение судьба России, особенно северной деревни, в нелёгкие годы их истории.
      Абрамов видел, как старая деревня с её тысячелетней историей уходит в небытие, и это не могло оставить его равнодушным. Выступая на VI съезде писателей СССР, он с болью говорил: «А что это значит – уходит старая деревня в небытие? А это значит – рушатся вековые устои, исчезает та многовековая почва, на которой всколосилась вся наша национальная культура: её этика и эстетика, её фольклор и литература, её чудо-язык. Деревня – наши истоки, наши корни. Деревня – материнское лоно, где зарождался и складывался наш национальный характер. В последнее время мы много говорим о сохранении природной среды, памятников материальной культуры. Не пора ли с такой же энергией и напором ставить вопрос о сохранности и защите непреходящих ценностей духовной культуры, накопленных вековым народным опытом?»
      И всё творчество Фёдора Абрамова – свидетельство непреходящего характера этих ценностей.
     
      «Я переполнен Россией, периферийной Россией, на которой держится вся наша городская жизнь. Мы в городе, может быть, только плоты плавучие в этом народном море-океане, который называется Россия».
      «Убеждён: на примере жизни деревенской бабы, которая не выходила за околицу, можно дать не только историю свей страны, но историю человечества. А с другой стороны можно носиться по всем горячим точкам планеты и не затронуть ни сердца, ни ума читателя»
.
      В 1964 году приехал в Архангельск, чтобы прожить здесь тридцать семь лет – до конца, до смертного креста – уже известный в ту пору поэт Анатолий Левушкин, уроженец Рязанщины. Север оказался близок и дорог поэту прежде всего тем, что он требует от человека мужества, ежедневно испытывая, пробуя на излом. Анатолий Ильич ощутил свое внутреннее родство и с Севером, и с людьми, его населяющими, и с «кипящими широтами», и с теми, кто прокладывает «сквозь крутые волны дерзкий путь». Лёвушкин – поэт-маринист, и Север для него – это прежде всего море, «штормов полярных злость»:
      А море человека строит.
      И человек, конечно, стоит,
      чтоб морем выстроены были
      его характер и душа!
      И человек уходит в море –
      на землю ступит он не вскоре,
      к морской он привыкает были
      соленой свежестью дыша…
      Архангельский Север стал второй родиной и для Николая Андреевича Журавлева (1935 – 1991), родившегося в Ивановской области. Привела его в пятидесятые годы в Архангельск мечта о море, стремление поступить в мореходное училище. И хотя моряком он не стал – подвело зрение, но и уезжать с берегов покоривших его Двины и Белого моря уже не захотел. Виктор Боков, написавший предисловие к первому сборнику молодого поэта, вспоминал: «Впервые я встретил Николая Журавлева в Архангельске, у берегов Северной Двины. В тихую белую ночь слушал я его стихи о поморах, о северной природе и понял, что Север у сердца поэта».
      Земля поморская,
      С тобою
      Мне не расстаться никогда…
      За белой линией прибоя
      Кипит зелёная вода.
      И необузданно дичает
      Ее соленая волна,
      И, словно лилии, качает
      Крутые айсберги она.
      И не уйти от этой силы,
      От красоты, от глубины.
      Вот и меня приговорила
      Судьба к просторам ледяным.
      И я, как айсберг,
      В их безбрежье
      Плыву.
      И бьет меня волна,
      И раздирает душу нежность,
      И забеляет седина.
      С 1973 по 1990 год руководил Николай Журавлёв писательской организацией. В 2002 году ушел из жизни большой поэт, яркий публицист, талантливый прозаик Василий Николаевич Ледков. Главной темой ненецкого писателя на протяжении всего его творческого пути оставалась тема жизни тундры, ее природы, ее людей. Это даже не тема, это – душа поэзии Ледкова.
      Всю свою жизнь – все отпущенные ему 55 лет Вадим Анатольевич Беднов прожил в Архангельске. Здесь он в 1937 году родился, здесь, по пословице, и пригодился – учился, работал, писал. Он даже уезжать надолго из Архангельска не любил:
      Подъезжаю к родному городу,
      Подгоняя мысленно поезд;
      Подъезжаю к родному холоду
      И в окно гляжу, беспокоясь.
      Проплывают луга озябшие
      И дороги – как речки вешние.
      Машут, будто меня узнавшие
      На разъездах ребята здешние.
      Вот и мост над Двиной – как радуга,
      Осторожнее стук колёсный…
      Не могу уезжать я надолго:
      Каждый месяц мне – год високосный!
      Уплыву ль к берегам кисельным я,
      Загляжусь ли на горы златые,
      Снятся песни наши метельные,
      Ночи летние, молодые.
      «…Дома – лучше», - гласит пословица.
      Подъезжаю к родному городу,
      Подъезжаю к родному холоду –
      И теплей на душе становится.
      В наши дни плодотворно работают, обогащая своим творчеством отечественную литературу, посланцы Архангельского Севера Ольга Фокина, Владимир Личутин, Дмитрий Ушаков, Мария Аввакумова, Юрий Галкин, Александр Лысков, Арсений Ларионов.
      Сегодня Архангельское региональное отделение Союза писателей России, которому в этом году исполняется 73 года, насчитывает 50 человек. Среди членов Архангельского писательского содружества – известные прозаики Михаил Попов, Валерий Чубар, Виктор Толкачёв, Геннадий Аксёнов, Александр Антипин, поэты Александр Логинов и Александр Росков, Инэль Яшина и Елена Кузьмина, Татьяна Щербинина и Ольга Корзова. Их творчество знают и любят не только читатели-северяне: произведения наших авторов печатают центральные литературные журналы, в столице выходят их книги. И каждый из названных и не названных здесь наших профессиональных литераторов – яркая творческая личность, чьё творчество заслуживает внимания и поддержки.
      В докладе на ХIII съезде Союза писателей России, состоявшемся 9 апреля 2009 года в Москве, Председатель правления Союза Валерий Николаевич Ганичев сказал о нашем крае: «С точки зрения культуры, это сокровищница нашего русского языка, старинной былины и песни», – и подчеркнул тот вклад, который вносила и вносит архангельская земля в развитие русской словесности: «Это край великого Ломоносова, словотворцев и художников Шергина, Фёдора Абрамова, Личутина, Ольги Фокиной, плеяды замечательных поэтов Александра Логинова, Елены Кузьминой, Инэль Яшиной. Недавно нас поразила поэма самобытного архангелогородца Александра Роскова «Святая обитель», прославившегося известным стихотворением «Стога». Непростую динамичную организацию возглавляет замечательный литературовед, знаток русского языка Елена Галимова. Возглавляет после испытанного бойца за писательское дело Инэль Яшиной. В общем, Архангельская организация – заметный отряд в общеписательском строю России».

Е. Галимова

© Архангельская областная научная библиотека им.Н.А.Добролюбова