Главная Карта Персоны Писатели и Север Контакты
Литературный Север / Литературная карта / Пинежский район

   Литературно-мемориальный музей Ф.А. Абрамова
   Деревня Веркола
   Надмогильный памятник Ф.А. Абрамову

Литературно-мемориальный музей Ф.А. Абрамова

      Сразу после кончины писателя его вдова, Людмила Владимировна Крутикова-Абрамова, обратилась в комиссию по литературному наследию с просьбой о создании мемориала. Помочь ей вызвались В.В. Филиппова (в те годы - заместитель начальника управления культуры Архангельской области) и В.А. Любимов (тогда - заместитель директора Архангельского областного краеведческого музея). Они добились отмены решения о сносе здания школы в Верколе, в которой учился Ф. Абрамов. Позже здесь разместился музей. 1 апреля 1985 г. был подписан приказ о создании в Верколе мемориала. Но кроме здания бывшей школы и первого научного сотрудника Н.И. Просвирниной ничего не было. Потребовался человек, который бы сдвинул дело с мертвой точки. И он нашелся Иван Никандрович Просвирнин, бывший капитан I ранга, стал поистине легендарной личностью. За полтора года он сделал почти невозможное: отреставрировал здание школы, в котором уже в декабре 1986 г. была открыта временная экспозиция, построил административное здание, где разместились кабинеты сотрудников, фонды и ведомственная гостиница. 14 мая 1987г. открылась первая экспозиция. Большую часть её занимали фотографии ленинградского корреспондента ТАСС Р.П. Кучерова, отражающие пребывание писателя в Верколе. 
      При активном содействии И.Н. Просвирнина начались работы по исследованию историко-архитектурных объектов с целью создания заповедной зоны в Верколе. Реальным их результатом стало создание в 1987 г. природного заказника вокруг Верколы с целью сохранения историко-культурных и природных памятников, связанных с жизнью и творчеством Ф. А. Абрамова. 
      С августа 1987г. директором музея стал В.А. Шелег. Если Иван Никандрович сделал все, чтобы музей начал жить, то Виктор Алексеевич за 7 лет своего пребывания на посту руководителя проявил все способности ученого-этнографа, чтобы придать деятельности музея научную направленность. За три года сотрудники музе провели большую собирательскую и исследовательскую работу, результатом которой стала открывшаяся в феврале 1990 г. новая выставка. Жизнь и творчество Ф. Абрамова были показаны на ней в тесной связи с историей Пинежья 20-70-х годов. В 1990 г. удалось приобрести крестьянский дом начала XX в., в котором после реставрации предполагалось представить быт пинежан на протяжении прошлого века, а также творчество современных мастеров. Реставрация здания затянулась на несколько лет, но к настоящему времени удалось построить малую избу, где разместилась гостиная. В ней проводятся занятия для школьников, работает детская воскресная школа, проходят встречи с гостями. 
      Важную роль в просветительской работе музея играют Абрамовские чтения и юбилеи писателя, которые торжественно отмечаются в Верколе каждые 5 лет. 
      Первые Абрамовские чтения прошли в Верколе в 1986 г. Тема чтений - "Жизненный и творческий путь Ф. А. Абрамова". В 1988 г. состоялись вторые чтения "Правда всегда нравственна", посвященные актуальным проблемам творчества Федора Абрамова. 
      В рамках пятых чтений 2000 года, приуроченных к 80-летию писателя, в Архангельске прошла международная научная конференция "Федор Абрамов: личность и творчество". Во время открытия конференции была вручена очередная литературная премия имени Ф. А. Абрамова, которая присуждается в области с 1994 г., а с 2000 г. получила статус всероссийской. 
      На последних юбилейных торжествах в феврале 2005 г. музей отметил своё 20-летие. Этому событию были посвящены выставка "Дом Федора Абрамова" и видеофильм "Вначале было Слово". В Доме культуры прошел литературный вечер. Сотрудникам музея С. Ю. Галочкиной, А. Ф. Абрамовой и А. Е. Алину была вручена абрамовская премия. 
      Деятельность музея по популяризации творчества Ф. Абрамова самая разнообразная: публикации о выставках и днях памяти писателя в местных и архангельских газетах, издание открыток с видами Верколы и музея, буклетов, брошюр, создание видеофильмов. За последние 10 лет было создано 14 видеофильмов, в числе которых "Костры осенние" (воспоминания о Ф. Абрамове его близких друзей и знакомых), "Абрамов: Веркола - Архангельск - Петербург" (о праздновании 80-летия писателя) и др. 
      Гостями музея становятся люди из самых разных мест. Они добираются в Верколу несмотря на все дорожные трудности и не жалеют об этом. Подтверждение тому - записи в книге отзывов. Например, студенты из Москвы оставили такую запись: "Музей очень важен потому, что на истории жизни таких людей, как Абрамов, учишься жить сам".

С. Ф. Галочкина

     Экспозиция музея:
Литературно-мемориальный музей Ф.А.Абрамова
Портрет Ф.А.Абрамова, художник Ф.М.Фатьянов
Ф.А.Абрамов родился 29 февраля 1920 года в Верколе, в многодетной семье. Отец - Александр Степанович - скончался очень рано, оставив семью без средств к существованию. Маленькому Феде не было тогда и 2-х лет, старшему - Михаилу - исполнилось 14. Во главе семьи встала мать писателя Степанида Павловна. В экспозиции представлен ее портрет, сделанный с прижизненной фотографии. И внешне и внутренне Федор Абрамов был похож на свою мать. Он называл ее в числе людей, оказавших влияние на его духовное становление. Степанида Павловна была человеком строгим, воспитывала детей в послушании, с ранних лет приучала к труду.
Часть экспозиции. Холл.
В 1928 году будущий писатель поступил в Веркольскую школу 1 ступени. К тому времени семья, благодаря усердному труду, выбралась из нищеты. В хозяйстве были коровы, лошади, овцы. По своему статусу она считалась середняцкой. Это обстоятельство сыграло роковую роль, когда в монастыре стала создаваться 7-летка, в которую принимали только детей бедняков. И лучший ученик Федор Абрамов не попал в их число. Спустя многие годы Абрамов вспоминал, с какой болью пережил это испытание.
Экспозиция. Общий вид.
Экспозиция. Дом Федора Абрамова.
"Тетушкой Ириньей" ласково называл писатель Иринью Павловну Заварзину, родную сестру его матери. Она была верующей, читала Евангелие, жития святых, духовные стихи. Часто в её дом, находившийся в нижнем конце деревни, прибегал юный Федор Абрамов в "горестные минуты" своей жизни, и тетушка Иринья его утешала, вместе они читали духовные книги. "Единственная, может быть, святая, которую я в своей жизни встречал на земле", - так спустя много лет говорил о ней Ф. Абрамов. Она была швеей, обшивала жителей Верколы и обычно жила в той семье, для которой работала. Веркольцы вспоминают, что в это время прекращались все раздоры, воцарялись мир и покой. Иринья Павловна была староверкой и не разрешала себя фотографировать, поэтому не сохранилось ее портрета. Но, возможно, она была похожа на Махоньку - Марью Дмитриевну Кривополенову, известную пинежскую сказительницу.
Экспозиция. Уголок тётушки Ириньи.
В 1941 г. Ф. Абрамов вместе с другими однокурсниками отправился на фронт в составе Народного ополчения. Многие не вернулись с полей сражение. Абрамов говорил, что ему "повезло" - он остался живым. Ему довелось участвовать в двух боях, в каждом из которых он был ранен. Сначала - ранение в руку, после госпиталя снова был отправлен на фронт, и во время боя он был ранен в ногу и потерял сознание. Его хотели вместе с другими убитыми похоронить в братской могиле, но по счастливой случайности мимо проходила полевая кухня. Один боец остановился у раненого, чтобы попить воды из каски. Капли упали ему на лицо, и он застонал. Абрамова отвезли в госпиталь блокадного Ленинграда. И тяжелое время осени - зимы 1941-42 годов он находился в этом госпитале, перенеся все тяготы и лишения блокады. Ему чудом удалось сохранить ногу. Но последствия этого ранения давали знать всю последующую жизнь - Абрамов сначала ходил с тросточкой, а потом слегка прихрамывал. Весной 1942 года его вывезли по Дороге жизни на Большую землю, и долечивался он в тыловых госпиталях Вологодской и Архангельской области. Затем окончил Архангельское пулеметное училище, откуда его забрали на службу в контрразведку "Смерш", где он работал вплоть до окончания войны. В 2002 году сотрудники Архангельского регионального Управления ФСБ передали в музей рассекреченные документы из архива КГБ, которые связаны со службой Абрамова. Из них видно, что он в короткий срок сделал блестящую карьеру и мог бы еще дальше продвинуться по службе, но сразу же после войны подал рапорт об увольнении с тем, чтобы вернуться в университет. Не сразу, а после ходатайства ректора университета А.А.Вознесенского, был уволен со службы и восстановился на филфаке.
Экспозиция. О втором фронте в тылу.
В романах о послевоенной деревне Абрамов со всей остротой поднимает наболевшие проблемы деревенской жизни. Жизнь в деревне в тяжелых трудах, голоде, непосильных налогах и займах. До сих пор в крестьянских домах хранятся налоговые квитанции и облигации различных государственных займов. По контрасту с этими реалиями настоящей жизни показан "Календарь колхозника" за 1949 год, на обложке которого изображена счастливая "труженица села" из мифологического эпоса о деревне. Рядом - фотографии настоящих колхозниц, трудившихся в лесу и на колхозных полях. Правда абрамовских романов была в штыки принята критикой. Она упрекала Абрамова в незнании жизни социалистической деревни, называла "туристом с тросточкой". Но читатели оценили мужество автора, писали ему письма, в которых романы о послевоенной деревне именовались "настоящей жизнью", без прикрас.
Замысел первого романа возник у Ф.А.Абрамова еще летом 1942 года, когда он в отпуск по ранению приехал в Верколу и явился свидетелем самоотверженного труда женщин и подростков в колхозе и на лесозаготовках. Абрамов начал его писать "в глубокой тайне от всех", кроме самых близких людей - жены Людмилы Владимировны и друга - художника Федора Федоровича Мельникова, с которым его свела судьба в университете и не разлучала вплоть до кончины писателя. Летом 1950 года вместе с семьей Мельникова Абрамов уехал на далекий новгородский хутор Дорище. И в маленьком домике он написал начальные главы. Мельников был первым слушателем, критиком и иллюстратором романа. Абрамов читал ему написанное, они горячо обсуждали, спорили. Кроме того, художник делал черновые наброски иллюстраций, которые не вошли ни в одно издание. Но ценность их в том, что они написаны "по горячим следам". Мельников поддерживал писателя в трудные минуты, когда его охватывали сомнения в своих способностях. В благодарность за творческое сотрудничество и поддержку Абрамов после появления романа в печати подарил своему другу наручные часы, которыми он сам был награжден во время службы в "Смерше". Благодаря Мельникову в музее появился письменный стол, за которым Абрамов написал свой первый роман. На столе разложены подлинники рукописей Абрамова периода его работы над романом "Братья и сестры". Над столом висит картина Ф.Ф.Мельникова "Хутор Дорище", откуда пошли "Братья и сестры". Рядом - работа В.Н.Бутюкова "Пароход идет!", которая может служить своеобразной иллюстрацией к началу романа "Две зимы и три лета".
Письменный стол Федора Абрамова, на котором был создан роман "Братья и сестры"
Творчество Федора Абрамова стало известным за границей благодаря знаменитому спектаклю Ленинградского Малого драматического театра "Братья и сестры" (ныне Театра Европы). Этот спектакль родился в Верколе. В 1976 году студенты Ленинградского института театра, музыки и кинематографии под руководством своего педагога Льва Абрамовича Додина задумали поставить дипломный спектакль по романам о послевоенной деревне. Небольшая группа приехала к Абрамову в Комарово спросить разрешение на постановку. Писатель отказал, поскольку сомневался, что молодые городские люди смогут воспроизвести трагедию России. Он посоветовал им съездить в деревню, приобщиться к быту и культуре народа. Этот совет студенты исполнили, приехав летом 1977 года в Верколу. Жили они в монастыре, тогда не действующем, встречались с веркольцами, слушали их рассказы о тяжелых военных и послевоенных годах, слушали песни, пинежскую "говорю". Очень подружились они с писателем, который сначала недоумевал, почему студенты, которые уже месяц жили в Верколе, не появляются у него. Однако встреча состоялась. Федор Александрович вместе с Людмилой Владимировной приехали к ребятам в монастырь. Тогда и произошло близкое знакомство, которое переросло в дружбу, сохранившуюся до конца жизни писателя. И до сих пор артисты свято чтут его память, называют "братом-отцом". Спектакль получился блестящим. Посмотреть его приезжали люди из Москвы и других городов. Федор Александрович мечтал о том, чтобы на основе этой группы молодых артистов родился молодежный театр. Эта мечта сбылась через несколько лет, когда артисты вернулись в Ленинград из Томска, куда их распределили по окончании института, и под началом Л.А.Додина стали работать в Малом драматическом театре. В 1982 году они поставили спектакль "Дом", на премьере которого присутствовал писатель. Он восторгался игрой артистов, называл их театр "молодой Таганкой". Спектакль "Братья и сестры", который и доныне идет на сцене театра, был поставлен уже после смерти Ф. Абрамова в 1985 году. Перед постановкой артисты приезжали в Верколу и дали на могиле писателя клятву возродить спектакль. И вот уже 20 лет он с неизменным успехом идет как в Ленинграде, так и во многих других городах мира. Артисты побывали на гастролях в Европе и Америке, получили призы на многих международных фестивалях. Драма народной жизни не оставляет безучастными никого - ни простых людей, ни представителей элиты. Спектакль удостоился Государственной премии, артисты стали заслуженными.
Экспозиция. Зарубежные поездки. Фрагмент.
Творчество Федора Абрамова известно не только российскому, но и зарубежному читателю. Его книги издавались во многих странах. В витрине показана лишь малая их часть - трилогия "Пряслины" на немецком языке, "Пути-перепутья" на финском, польском, латышском, японском, повести "Пелагея", "Алька", "Деревянные кони" на норвежском и чешском языках. Издавались произведения Абрамова в США, ФРГ, Англии, Франции, Нидерландах, Сербии и т.д.
Писатель много ездил за границей. Почти каждый год он выезжал в творческие командировки по приглашениям издательств. В 1977 году он побывал в трех странах - ГДР /май/, Финляндии /осень/, США /декабрь/. Из этих стран ему больше всего понравилось в ГДР, хотя он ехал туда неохотно, помня, что немцы - бывшие противники в войне. Однако неожиданно для себя он обрел в их лице. Особенно он подружился с Гербертом Кремпиным, редактором издательства "Вольк унд вельд", по приглашению которого он приехал в эту страну. На читательских конференциях его хвалили так, как нигде в России. Между Россией и Германией Абрамов обнаружил много общего. Обе страны пережили тоталитаризм, разрушительные последствия войны. У картины Штельцмана "Кристина" в галерее Шверина он размышлял о парадоксах немецкого характера: "Молодая немка с глазами эсэсовки и руками аристократки".
В Финляндии он бывал не один раз и поражался тому, как эта бывшая российская колония за короткий срок достигла высокого развития производства, прежде всего сельскохозяйственного. Побывав на одном хуторе, он удивился, узнав, что государство доплачивает фермерам за то, чтобы они не выращивали много пшеницы.
В США Абрамов пробыл целый месяц, но уехал раньше положенного срока, поскольку эта страна ему очень не понравилась. Он проехал по разным штатам, встречался с различными людьми, и его поразил контраст между деловитостью американцев, способностью к бизнесу и низким уровнем интеллекта, духовной ущербностью. Особенно его удивляло полное незнание не только зарубежной, но и отечественной литературы. Кроме того, уже тогда Абрамов почувствовал опасность экспорта американской бездуховности, ее проникновение в культуру других стран, прежде всего, России. Одна из его заметок называется: "Неужели по этому пути идти всему человечеству?".
Экспозиция. Зарубежные поездки.
Творчество Федора Абрамова известно не только российскому, но и зарубежному читателю. Его книги издавались во многих странах. В витрине показана лишь малая их часть - трилогия "Пряслины" на немецком языке, "Пути-перепутья" на финском, польском, латышском, японском, повести "Пелагея", "Алька", "Деревянные кони" на норвежском и чешском языках. Издавались произведения Абрамова в США, ФРГ, Англии, Франции, Нидерландах, Сербии и т.д.
Экспозиция. Посмертные издания.
Выставка "Жизнь за двоих".
Выставка "Жизнь за двоих". Фрагмент.
Выставка "Жизнь за двоих". Фрагмент.
О том, как выглядел монастырь в конце XIX века, дает представление литография "Вид Веркольского первоклассного общежительного монастыря святого Артемия Праведного", изданная в Архангельске в 1896 году. В детстве Федор Абрамов верил в Бога, подражал подвигам святых, хотел быть похожим на отрока Артемия. Однако атеистическое образование, полученное им в школе, изменило его мировоззрение. Впоследствии он каялся, что участвовал в "культурной революции". Когда снимали крест с церкви святителя Николая Чудотворца, он держался за веревку. Почти в каждом селе на Пинежье была своя церковь, но многие из них в 30-е годы были уничтожены. Свято-Троицкий собор в Пинеге был взорван. Не сохранилось ни одной церкви в Карпогорах. Многие храмы были осквернены, в них разместились клубы. Вместе с разрушением храмов происходило уничтожение веры в народе. И это Абрамов считал "самым главным преступлением марксизма-ленинизма", ибо, по его мнению, "человек начался не с труда, человек начался с того момента, когда он узнал Бога". Эти строчки из "Чистой книги" показывают, что Абрамов во многом изменил свои взгляды к концу жизни. Он верил в высокое предназначение России "давать свет миру, человечеству,… поднимать человечество от земли к небу".
Стенд о монастыре в д.Веркола
Экспозиция. Природа.
Федор Абрамов прожил недолгую жизнь. 14 мая 1983 года он скончался в ленинградской клинике после операции по удалению желчного пузыря. Но незадолго до кончины на вопрос близких о том, где он хотел бы покоиться после смерти, ответил: "В Верколе, рядом с матерью". Но его похоронили на угоре, возле дома, в котором он жил. Гроб с его телом привезли из Ленинграда на самолете в Карпогоры, а оттуда - на машине в Верколу. Проститься с писателем приехало очень много людей. Когда гроб стали опускать в могилу, многие заметили, как по небу пролетала стая журавлей, и от этой стаи отделились два журавля, приблизились к могиле, низко спустились над ней и сделали круг. Потом еще два журавля сделали то же самое. Художник Владилен Никифорович Бутюков сделал зарисовку с натуры, а в 1995 году создал три картины, объединенные темой птиц - "Зов журавлей", "Прощание", "Свет далекой звезды".
Экспозиция. Праздничный костюм.
Экспозиция. Праздничный костюм.
Мальцев Е.Д. Современники.
© Архангельская областная научная библиотека им.Н.А.Добролюбова